Эмпатия это стремление

Эмпатия это стремление

Эмпатия сегодня считается абсолютным добром. Если в мире слишком много непонимания, конфликтов и войн, то это из-за нехватки сострадания. Кажется, что против эмпатии может выступать только бездушный злодей и социопат. Но эмпатия не всегда делает нас добрее и лучше — у нее есть и темная сторона. «Если вы хотите быть хорошим человеком и делать добрые дела, эмпатия — плохой ориентир», — считает американский психолог Пол Блум. Если бы можно было магическим образом увеличить уровень эмпатии, мир не стал бы от этого лучше.

После инсульта 49-летний мужчина из Бразилии сильно изменился. Он стал добрым и щедрым — даже слишком щедрым. Встретив на улице бездомных детей, он отдавал им все свои деньги. Он оставил работу в офисе и открыл фирму по продаже домашней картошки фри. Бизнес провалился: большую часть еды мужчина раздавал бесплатно. Только благодаря пристальному вниманию жены семья не погрузилась в долги.

Оказалось, что после инсульта у мужчины была повреждена часть мозга, которая отвечает за контроль над эмоциями и принятие решений. Он чувствовал желание помочь — и тут же приступал к делу, не принимая во внимание другие факторы.

Способность к сопереживанию не случайно считается добродетелью. Без эмпатии мы не смогли бы выйти за рамки своего «я», понимать чужие эмоции, создавать доверительные и близкие отношения.

А еще эмпатия выматывает, вводит в заблуждение и подталкивает к несправедливым поступкам. Руководствуясь самыми благородными чувствами, мы часто причиняем зло не только себе, но и другим людям.

Против эмпатии

Когда психолог Пол Блум написал книгу «Против эмпатии», даже некоторые его студенты решили, что он перегнул палку. Если ты выступаешь против эмпатии, для общества это звучит так, будто ты ненавидишь котят. Как утверждает популярный спикер и писательница Брене Браун, «эмпатия способна растворять стыд, уничтожать ощущение разобщенности, объединять и даже исцелять». И вы утверждаете, что против эмпатии? Вы, наверное, неудачно пошутили.

Психологи выделяют три основных вида эмпатии:

  • Эмоциональная эмпатия — способность переживать те же чувства и эмоции, что и другой человек. Возникает еще в младенческом возрасте: когда плачет один ребенок, начинает плакать другой.
  • Когнитивная эмпатия — способность поставить себя на место другого человека и понять, как он думает. Это интеллектуальный процесс, который уже далек от непроизвольной реакции.
  • Эмпатическая забота — способность, которая побуждает заботиться о других людях и оказывать им помощь.

Пола Блума и некоторых его коллег больше всего беспокоит первый вид, эмоциональная эмпатия. Интуитивно кажется, что способность ощущать чужие эмоции должна автоматически подталкивать к добрым поступкам. Неслучайно репутацию жестоких и безжалостных людей имеют психопаты — люди, у которых эмоциональная эмпатия атрофирована. Но на практике всё гораздо сложнее.

В крупном исследовании ученые из университета Миннесоты не обнаружили почти никакой взаимосвязи между агрессией и низким уровнем эмпатии.

Оказалось, что агрессивными людей делает не отсутствие сопереживания, а слабый контроль над импульсами и эмоциями.

Даже среди психопатов далеко не все становятся маньяками и насильниками. Люди с аутизмом и синдромом Аспергера, несмотря на проблемы с эмпатией, часто придерживаются очень строгих моральных правил.

Эмпатия не защищает от агрессии — именно с помощью призывов к состраданию людей можно подтолкнуть к чудовищным поступкам. «Когда люди думают об эмпатии, они думают о доброте. А я думаю о войне», — пишет Пол Блум.

«Всевозможные зверства, как правило, мотивируются историями о жертвах — белых женщинах, подвергшихся нападению чернокожих, историями о немецких детях, подвергшихся нападению евреев-педофилов».

Мы сочувствуем «своим» — и именно поэтому становимся агрессивнее к «чужим». Можно сколько угодно призывать к христианским добродетелям, но эмпатия так не работает. Попробуйте сопереживать человеку, который убил вашего друга.

Необязательно использовать такой радикальный пример. В одном известном исследовании футбольные фанаты должны были наблюдать, как другим болельщикам причиняют боль с помощью тока. При сканировании мозга было заметно, что болельщики сопереживают только фанатам своего клуба, а в других случаях эмпатическая реакция подавляется. Более того, страдания болельщиков клуба-соперника активировали центры мозга, связанные с удовольствием.

Эмпатия не всегда делает нас добрыми и справедливыми — часто всё происходит ровно наоборот.

Когда сострадания слишком много

Способность разделять чужие эмоции может стать невыносимой обузой. Об этом хорошо знают высокоэмпатичные люди и специалисты помогающих профессий — медсестры, врачи и психотерапевты.

Специалист в области реабилитационных программ Марк Стебницки ввел понятие «эмпатическая усталость». Постоянно сталкиваясь с горем и потерями других, люди испытывают эмоциональное выгорание — чувство опустошенности, физическое истощение и потерю интереса к жизни.

Исследования медсестер показали, что «усталость от сочувствия» приводит к невыходам на работу и частым ошибкам при выдаче лекарств.

Гипотезу о том, что эмпатия подталкивает к альтруизму, много лет исследовал американский профессор-социолог Дэниел Бэтсон. «Эмпатия помогает разрушить границы между одним человеком и другим, она выступает против эгоизма и безразличия», — утверждает он. Но запасы эмпатии не безграничны. К счастью, чтобы помочь другому человеку, необязательно разделять его эмоции. Гораздо чаще более продуктивный шаг — обуздать свои чувства и посмотреть на ситуацию со стороны.

Когда сочувствие заходит слишком далеко, мы перестаем думать о других людях — нас слишком беспокоят собственные страдания. Чтобы эмпатия приносила пользу, ее нужно сдерживать и направлять в нужную сторону.

Однажды в Непале молодая женщина по имени Сита пришла ко мне на консультацию. Ее сестра только что покончила с собой. Ей не давала покоя вина за то, что она не смогла этого предотвратить. Не в силах на чем-то сосредоточиться, она плакала целыми днями, а когда слезы закончились, погрузилась в оцепенение.

Во время одной из наших сессий она посмотрела мне прямо в глаза и сказала: «Вы знаете, каково это — потерять сестру? Я этого не переживу. С тех пор как я родилась, мы жили в одной спальне, мы всё делали вместе. Я не смогла удержать ее».

Ее страдание было таким интенсивным, что застигло меня врасплох. Я вспомнил о самоубийстве своего шестнадцатилетнего двоюродного брата. Мне пришлось приложить огромные усилия, чтобы взять себя в руки и не разрыдаться. Глубина эмоционального резонанса совершенно меня поразила. Но я знал, что, если я заплачу вместе с Ситой, то не смогу ей помочь.

Мне удалось успокоиться и перестать думать о своем колотящемся сердце, о своих глазах, затуманенных слезами, и подавить воспоминание о своем брате. Наконец, когда накал эмоций ушел, я сказал Сите: «Я понимаю твое горе. Я действительно тебя понимаю. Но ты не одинока. Я тоже потерял двоюродного брата почти в том же возрасте, что и ты. Я знаю, как это тяжело. Но я понял и принял тот факт, что я никак не мог этому помешать. Это не моя вина. Эту боль можно преодолеть».

Она вдруг подняла голову и посмотрела прямо в мои глаза, чтобы увидеть, говорю ли я правду. К моему большому удивлению, она встала и обняла меня, пробормотав: «Я попробую. Спасибо».

Из книги Матьё Рикара «Altruism: The Power of Compassion to Change Yourself and the World»

От эмпатии — к рациональному состраданию

Матьё Рикара называют «самым счастливым человеком на земле». Буддийский монах, в прошлом доктор молекулярной биологии, стал героем пионерских исследований о влиянии медитации на мозг.

В одном из экспериментов его попросили смотреть на фотографии и сопереживать страданиям людей, которые были на них изображены. «Эмпатический резонанс очень быстро стал для меня невыносимым. Я почувствовал эмоциональное истощение», — признался Рикар. Затем он вышел из этого состояния и сосредоточился на ощущениях любви и заботы.

Вместо того чтобы просто отражать боль другого человека, медитация любви и сострадания активировала совершенно другие участки мозга.

Исследователь Таня Сингер из Общества им. Макса Планка повторила это исследование на 60 добровольцах, которые не были монахами. В первой груп­пе участники развивали чувство эмпатии к окру­жающим, а во второй — практиковали медитацию любви и сострадания.

Участники из первой группы испытывали больше стресса и негативных эмоций — разница была заметна уже спустя восемь часов тренировок. Медитация сострадания заглушала эмпатический стресс, взращивала чувство заботы и готовность помочь другому.

Подлинный альтруизм имеет мало общего с эмоциональной эмпатией, считают многие исследователи.

Эмпатия быстро истощается, ограничивает круг нашей заботы одним человеком и подталкивает к неэффективным решениям. Интенсивные чувства — плохой ориентир, когда речь идет о моральном выборе.

Так, в исследовании Дэниела Бэтсона участникам рассказали о десятилетней девочке по имени Шери Саммерс со смертельной болезнью — она ждала очереди на лечение, которое должно было уменьшить ее боль. Затем участникам предложили переместить девочку в начало очереди. Когда их просто спросили, стоит ли это сделать, они отказались — ведь есть и другие дети, которым нужна помощь. Но если участников сначала просили представить, как чувствует себя Шери, они решили, что помощь стоит оказать именно ей. Сочувствие оказалось сильнее справедливости.

Читайте также:  Что достают из заднего прохода врачи

«Всеми средствами следует обуздать печаль, чтобы сделать мир лучше», — пишет Оксфордский философ и специалист по этике Уильям Макаскилл. Трезвый расчет, а не сопереживание — вот что необходимо, если мы действительно хотим помогать другим. Легко почувствовать себя благородным альтруистом. Гораздо сложнее приносить людям реальную пользу.

Эмоции — плохой помощник в исполнении альтруистических порывов. Иногда благородные намерения наносят огромный вред.

Пожертвования в Африку поддерживают деспотические режимы. Гиперопекающие родители воспитывают детей-невротиков, которые неспособны ко взрослой жизни. Войны и конфликты подогреваются состраданием к жертвам.

Безоглядная эмпатия к немногим может привести к катастрофическим последствиям для всех. Но хотя у эмпатии есть ограничения, конечно, не стоит отказываться от нее целиком.

После кругосветного путешествия на корабле «Бигль» Чарлз Дарвин стал убежденным противником рабства. Согласно современным теориям его времени, белые и негры имели различное происхождение: негры занимали промежуточный уровень между человеком и животным, и обращались с ними соответственно.

До плавания Дарвин, как и многие викторианские джентльмены, считал это вполне справедливым. Только когда он сам увидел страдания и унижение рабов, его мнение изменилось — он стал считать рабство отвратительным и гнусным явлением. С помощью рациональности он вряд ли смог бы прийти к этому выводу.

Эмпатия дарит чувство человеческого контакта, которое не заменить никакими умозаключениями.

Важно помнить, что эмпатия — это средство, а не самоцель.

Как пишет Лесли Джеймисон, «опасность эмпатии не в том, что она заставляет почувствовать себя плохо, а в том, что она заставляет почувствовать себя хорошо». Эмпатия — мощная сила, которую можно использовать как во благо, так и во зло.

Вы не становитесь хорошим человеком просто от того, что можете кому-то сопереживать. Но это неплохое начало.

К важным способностям, облегчающим общение и способствующим понимаю, относится эмпатия. Многие люди стремятся жить счастливо с теми, кто их понимает, ценит и любит. Чтобы почувствовать гармонию и наслаждение от существования, необходимо уметь сочувствовать и понимать окружающих.

Понятие в психологии

Эмпатия – это очень редкая способность, которая проявляется тонким пониманием чувств и эмоций другого. В нее входят дополнительные аспекты:

  • шанс ощутить себя на месте другого;
  • стремление к сопереживанию и ощущению настроения другого.

Эти черты в большей степени показывают характер личности, нежели ее психологическое состояние. Эмпатия в психологии рассматривается учеными не 1-е десятилетие.

Они утверждают, что эта способность имеет не только субъективное понимание постороннего мира, но и умение чувствовать негативные и положительные эмоции собеседника.

Характерные черты

Эмпатические способности проявляются как искреннее внимание к другой личности. Эмпатийный человек испытывает интерес к эмоциональному состоянию, проблемам, волнениям собеседника.

  • Способность к эмпатии зависит в большей степени от характера, уровня интеллекта и эмоциональной энергичности личности.
  • Персона считает, что у нее есть этот дар, но мыслит и воспринимает мир немного по-другому. Если она уделяет внимание только себе, то нет возможности проникнуть очень глубоко в мысли и чувства других людей.
  • Если интеллект недостаточно развит, то индивид будет делать выводы, которые неверно сформированы и не до конца их оговаривать.
  • Способности могут плохо развеиваться, если эмпатичная личность имеет эмоциональную сухость.

Стоит заметить, что в основном те, у кого есть чувство эмпатии, считаются людьми с большим уровнем духовно-интеллектуального развития.

Понятие эмпатии проявляется в следующих состояниях:

  • понимание чувств и состояний людей на интуитивном уровне;
  • проживание ощущений, похожих на те, которые чувствует собеседник;
  • способность надевать на себя образ других;
  • мастерство брать на себя постороннюю точку зрения, не имея преград;
  • анализ ситуации со стороны другого индивида.

Кроме того, что люди-эмпаты живут переживаниями своих близких и знакомых, они могут показывать высокий уровень эмпатии по отношению к героям фильмов и литературных произведений. Каждый навык может выражаться по-разному: у кого-то в большей степени, а у кого-то в меньшей. Важные моменты этой способности зависят от того, к какому виду эмпатии больше относится человек.

Разновидности

Вызвало сильный интерес развитие эмпатии у психологов, психотерапевтов и психоаналитиков. Специальная терапия в психологии называется «клиент-центрированной» и основана на эмпатии. По такому принципу специалист работает с пациентом. Он подходит к этому состоянию, как к умению надеть обувь и изнутри прочувствовать систему координат персоны. Психологи выделяют 3 вида эмпатии.

  1. Эмоциональный тип. Люди, расположенные к этому чувству, следуют эмоциям собеседника и прочувствуют ту боль и трудности, которые он испытывает. Они готовы в любую секунду среагировать на его переживания.
  2. Когнитивный тип. Дар проявляется в способности делать сравнение и оценку мыслей, которые не дают покоя собеседнику. Простыми словами, эмпат не только понимает чувства своего оппонента, но и включает умственные способности, чтобы полностью изучить происходящее.
  3. Предикативный тип. Дает возможность угадывать и ощущать настроение человека в определенных жизненных ситуациях. Ярко проявляется способность в момент ссор и конфликтов.

Выделяют 2 отдельные формы определения эмпатии.

  • Сопереживание, которое проявляется в ощущении тех же эмоций, что и у собеседника.
  • Сочувствие может выражаться в появлении собственных чувств по поводу положения, в котором перебывает оппонент.

Если в общении с коллегой последний начинает плакать, то при сопереживании у личности с даром также на глазах будут слезы. При сочувствии человек начнет поддерживать коллегу и показывать ему личные эмоции.

Уровень эмпатических наклонностей

Способности разделяются на уровни эмпатии, которых существует 4.

  • Уровень эмпатии повышенный. Выражается умением понимать проблемы окружающих.
  • Индивид больше не разделяет проблемы на свои и чужие, поэтому его личная жизнь сильно страдает. Такие личности чувствуют неоправданное ощущение вины, часто плачут из-за ранимости и впечатлительности. Многие психологи считают этот уровень эмпатии аффективным. Люди, которые умеют контролировать чувства и показывать их только при необходимости, пользуются даром в профессиональной деятельности. Они становятся хорошими специалистами в области психологии и других сфер, которые связаны с общением.

  • Уровень высокий – понимают чувства и эмоции окружающих, не вредят себе. Эти личности относятся к своим друзьям и родственникам с большим интересом и соблюдают осторожность. Они прекрасно ладят с незнакомыми людьми, увлечены социальной жизнью. Случается, что персона с высокой характеристикой эмпатии хочет получить одобрение и поддержку от посторонних людей, а если этого не получает — выходит из себя.
  • Уровень эмпатии нормальный. Эту степень имеет практически каждый человек.
  • Проявляется она сочувствием и равнодушием по отношению к другим. Понимание и поддержка – только для близких людей.
  • Низкий уровень. Таких личностей называют антиэмпатами. Они не хотят обращать внимание на чужие проблемы, а также принимать не свою позицию. Индивид с низким уровнем эмпатии сосредоточен только на своих трудностях и проблемах, ощущает дискомфорт в общении с незнакомыми людьми. Из-за этого у него мало друзей или вообще нет.

Проявление способностей

Распознать способности эмпатии у человека возможно еще в раннем возрасте. Такие дети серьезно относятся к проблемам, с которыми сталкиваются их родители. Они начинают плакать после того, как слышат повышенный тон, ссору. У них учащается стук сердца, краснеет лицо и увеличивается потоотделение. Однако сказать точно, что эта способность возникает с рождения нельзя, т. к. нет подтверждений.

Дети, у которых развита эмпатия, рождены у чувствительных родителей. Они слишком близко переживают чужие проблемы. Если ребенок родился с даром, то он может со временем развить эмпатическое общение или наоборот потерять. Укреплению дара способствует теплая домашняя атмосфера, наглядный пример со стороны родителей о том, что нужно помогать людям, переживать за них и ставить себя на их место.

Плюсы и минусы

Узнав, что слово эмпатия означает, некоторые начинают стараться овладевать способностями дара и развивать его у своих детей. Часто такие люди не знают, как правильно его применять. Этот минус психики может доставлять человеку дискомфорт. Чтобы справиться с различными негативными мыслями посторонних, нужно иметь твердый характер и разум, поэтому если индивид решил развивать эмпатию, стоит узнать не только плюсы дара, но и минусы.

К положительным сторонам относят:

  • хорошие перспективы для карьерного роста;
  • оперативная помощь родственникам и друзьям;
  • недопустимость быть обманутым;
  • шанс избегать ссоры – гасить конфликты.

К отрицательным сторонам можно отнести:

  • быстрое эмоциональное перегорание;
  • склонность к волнению;
  • вероятность на формирование психологических расстройств;
  • в сфере человеческих отношений существует риск на развитие ситуации по плану «игра в одни ворота»;
  • бывает, что нет взаимопонимания со стороны окружающих;
  • увеличенная чувствительность доводит к тому, что посторонним очень легко навредить эмпату, а сами они не могут этому противостоять.

Развитие способностей

Способность человека к сопереживанию завораживает многих и те желают развивать эмпатию. Специалисты рассказывают, что это возможно. Они рекомендуют провести несколько игровых тренировок.

Упражнения на развитие эмпатии состоят 4 аспектов.

  1. Активное слушание. Необходимо научиться слушать своего собеседника. В ходе разговора эмпат должен задавать вопросы, которые бы помогли полностью узнать обсуждающую тему. Можно начать делиться собственными впечатлениями от услышанного.
  2. Развитие эмпатии включает в себя упражнение под название «Убежище». Чтобы начать его выполнять, нужно сесть удобно в кресло, расслабиться, закрыть глаза. Подумать о себе, представить свое личное убежище: его размеры, формы и т. д. Многие выбирают дом, где живут родители, а кому-то по душе приходится дом в лесу, подальше от всех. Такие мысли помогут снять эмоциональное напряжение и убрать лишний груз.
  3. Проговаривание комплиментов помогает повысить эмпатию. Нужно научиться хвалить людей – этот факт важен и присутствует во многих тренингах. Можно начать с пары комплиментов в день, скоро это войдет в привычку и человек будет искать настоящие поводы, чтобы похвалить кого-то.
  4. Развитие эмпатии включает оценку собственного поведения, часто самооценка заниженная. Многие думают, что это просто рефлекс, а кто-то эффективным анализом настоящих действий. Для этого можно начать вести дневник или каждый день по несколько минут говорить с самим собой.
Читайте также:  Сиаладенит околоушных слюнных желез лечение

Важно учитывать, что чем взрослее личность, тем сложнее происходит развитие, из-за пережитого опыта можно необъективно оценивать окружающих.

Важно знать, что способность можно легко убить простым страхом. Практически каждый человек с даром избегает конфликтных ситуаций, он защищает себя и остальных людей от ругани и споров. Но, если этого сделать не выходит, эмпат начинает сильно страдать от панических атак и искать методы, чтобы откорректировать свое мышление, после чего эмпатия занижается или полностью пропадает.

Полезные рекомендации

Стоит научиться управлять собой. Уметь закрываться от негативных эмоций или фильтровать их восприятие. Необходимо четко программировать, что можно через себя пропускать, а чего нельзя. Индивид с даром должен найти надежный метод для сброса чужих плохих эмоций.

Важно уметь заменять эмпатию на не эмпатическое сочувствие.

Проявлять умение контролировать эмоции и проявлять любовь, заботу и доброту в более сдержанной форме, после чего человек научится чувствовать собеседника, а не болеть им.

Заключение

Слово «эмпатия» означает способность человека так же эмоционально переживать моменты жизни, как и его собеседник. Он чувствует настроение своего оппонента, проблемы и волнение. Такая способность может появиться с рождения или развиться на протяжении жизни. Главное, что нужно сделать эмпату – научиться контролировать мысли и чувства, и тогда у него получится положительно использовать свой дар и добиться в жизни многого.

ФЕНОМЕНЫ ЭМПАТИИ И КОНГРУЭНТНОСТИ

А.Б. ОРЛОВ, М. А.ХАЗАНОВА

Стремление к проведению сущностных различий, к большей однозначности понятий, к более четкому определению и пониманию феноменов — важный показатель научного мышления. Особенно отрадно наблюдать это стремление в таких областях психологического знания, за которыми закрепилось имя «не вполне научных » или, как принято говорить в англоязычных странах, «soft science «.

В статье Ю. Б. Гиппенрейтер и соавторов [2] предпринята попытка теоретического и эмпирического анализа феноменов псевдоэмпатии и конгруэнтной эмпатии. Прекрасный обзор литературы по проблеме эмпатии, одновременно исчерпывающий и лаконичный, задает тон всей статье, основную задачу которой авторы видят в том, чтобы добиться «более однозначного понимания эмпатии «. История вопроса

прослеживается авторами начиная от классических исследований Э. Титченера или Т. Липпса вплоть до последних работ К. Роджерса и его последователей. Результаты проведенного анализа позволили авторам сформулировать следующий вывод: за понятием «эмпатия » стоят «очень разные содержания, иногда даже противоположные его первоначальному смыслу » [2; 64]. Выход из этой ситуации авторы видят во введении нового термина «конгруэнтная эмпатия «, обозначающего комплексную способность: а) последовательно выражать эмпатическое понимание другого в речи и/или действии и б) гибко переключаться от состояния эмпатического понимания другого к искреннему выражению своих реальных чувств, в том числе отрицательных, без потери общего позитивного принятия другого [там же]. Результаты эмпирического исследования, как их интерпретируют авторы, подтверждают обоснованность и полезность введения в научный оборот термина «конгруэнтная эмпатия «.

Переходя от констатирующей к оценочной части рецензии, сформулируем наш исходный и основной тезис: полностью соглашаясь с авторами в их общей оценке неоднозначного употребления термина «эмпатия «, мы не согласны с использованием термина «конгруэнтная эмпатия » в качестве средства внесения большей определенности и непротиворечивости в психологический концептуальный аппарат; на наш взгляд, феномена конгруэнтной эмпатии не существует, есть феномены эмпатии и конгруэнтности. Мы проведем обоснование данного тезиса по следующим взаимосвязанным линиям:

определение эмпатии; структура эмпатического акта; соотношение феноменов эмпатии и конгруэнтности; феномен псевдоэмпатии.

Приводя в своей статье и анализируя различные определения эмпатии, авторы, к сожалению, игнорируют три весьма существенные особенности эмпатического процесса, которые были описаны в работах К. Роджерса. Выявление и фиксация данных особенностей представляют собой, на наш взгляд, саму суть вклада К. Роджерса в развитие современных представлений об эмпатии. Мы имеем в виду, вопервых, сохранение в эмпатическом процессе собственной позиции эмпатирующего, сохранение психологической дистанции между ним и эмпатируемым, или, другими словами, отсутствие в эмпатии отождествления между переживаниями эмпатируемого и эмпатирующего (что собственно и отличает данный процесс от фенотипически сходного процесса идентификации), вовторых, наличие в эмпатии сопереживания (каким бы по своему знаку ни было переживание эмпатируемого), а не просто эмоционально положительного отношения (симпатии) эмпатирующего к эмпатируемому; втретьих, динамичный (процесс, действие), а не статичный (состояние, способность) характер феномена эмпатии. Данные отличительные признаки эмпатии подчеркиваются многими авторами.

Следует отметить, что первый из указанных отличительных признаков эмпатии (так называемое условие «как если бы «) появляется в работах К. Роджерса уже в 50е гг.: «Ощущать личный мир клиента, как если бы он был вашим собственным, но без какойлибо утраты этого качества «как если бы » — вот что такое эмпатия. Ощущать гнев, страх или смущение клиента, как если бы они были вашими собственными и, однако же, без привнесения вашего собственного гнева, страха или смущения — вот то условие (терапевтического процесса.- А. О., М. X.), которое мы пытаемся описать » ([9], цит. по: [6; 226]).

Данный признак эмпатии отмечается К. Роджерсом в ряде его последующих определений эмпатии лишь в неявной, косвенной форме. Приведем для иллюстрации одно из наиболее полных определений эмпатии, данное К. Роджерсом в книге «Способ бытия «. Отмечая процессуальную, а не статичную природу эмпатии, К. Роджерс пишет: «Она (эмпатия.-А. О., М. X.) означает вхождение в личный перцептивный мир

другого и основательное его обживание. Она подразумевает сензитивность к постоянно изменяющимся в этом другом человеке чувственным смыслам, которые плавно переходят друг в друга,- к страху, или гневу, или нежности, или смущению, или чему бы то ни было еще, что переживает он или она. Эмпатия означает временное проживание в жизни другого человека, осторожное перемещение в ней без того, чтобы делать какиелибо оценки; эмпатия означает ощущение смыслов, которые он или она едва ли осознают, но без стремления раскрыть неосознаваемые чувства, поскольку это могло бы быть слишком угрожающим. Эмпатия означает частую сверку с человеком в отношении точности ваших ощущений и руководствование теми реакциями, которые вы получаете от него. Вы являетесь надежным спутником человека в его или ее внутреннем мире » [11; 142].

Вместе с тем концептуальное различение эмпатии и идентификации не было одномоментным действием, но, скорее, процессом, который, начавшись в середине 50-х гг., продолжался почти два десятилетия и был обозначен рядом промежуточных «кентаврических » понятий. Дж. Уоткинс в этой связи пишет: «Под точной эмпатией Роджерс понимает способность терапевта полно и точно понимать реакции клиента, и особенно заключенные в них переживания. Дискутируется вопрос, действительно ли Роджерс требует, чтобы понимание было основано на сходном переживании, которое терапевт актуально ощущает в данный момент. В одной из работ [8] Роджерс писал: «Переживание вместе с клиентом, проживание его установок, но не в терминах эмоциональной идентификации со стороны консультанта, а, скорее, в терминах эмпатической идентификации, когда консультант воспринимает отвержения, надежды и страхи клиента посредством погружения в эмпатический процесс, но без того, чтобы самому в качестве консультанта ощущать эти отвержения, надежды и страхи «. В более позднем высказывании Роджерс (см. [12; 304]) определяет эмпатию следующим образом: «Она (эмпатия.- А.О., М. X.) означает, что он (терапевт.-А. О., М. X.) ощущает и понимает непосредственное осознание клиентом своего собственного личного мира — это означает не только обнаружение тех аспектов опыта, которые клиент уже способен вербализовать, но также тех несимволизированных аспектов его опыта, которые какимто образом оказываются понятыми посредством тонких невербальных проявлений клиента с помощью чувствительного радара психотерапевта. Умелый терапевт ощущает мир клиента, как если бы он был его собственным, но без какойлибо утраты этого качества «как если бы «. Он утверждает (см. [10]), что «если это «как если бы » качество утрачивается, то мы имеем дело с состоянием «идентификации «. Роджерс очевидно считает, что, «как только эмпатия превращается в идентификацию, консультант уже больше не способен полно понимать клиента, поскольку для того, чтобы делать это, необходимо, чтобы он сохранял свою объективность » [14; 85 — 86].

Читайте также:  Повреждение сухожилия на запястье

Если поначалу психотерапевты, работавшие в рамках клиентоцентрированного подхода (в частности, Н. Раскин, см. [8; 29]), настаивали на проживании чувств и установок клиента для того, повидимому, чтобы отойти от медицинской (диагностической и интерпретационной) модели терапевтического процесса, то в более поздних работах в рамках данного направления вполне однозначно подчеркивается необходимость «как если бы » качества эмпатии (см. [13]).

Т. Мерри, один из британских сторонников и пропагандистов личностноцентрированного подхода, прямо указывает на данную особенность эмпатии: «Особое качество эмпатии, которое делает ее столь творческим способом бытия в терапии, состоит в том, что она позволяет нам войти в личный эмоциональный мир другого человека, как если бы мы были этим другим человеком (без утраты качества «как если бы «) » [7; 13].

С нашей точки зрения, указанные выше признаки достаточно четко ограничивают «зону неопределенности «, существующую

применительно к содержанию понятия эмпатии, и в значительной степени обеспечивают однозначность в его понимании, поскольку задают его различение от фенотипически сходных когнитивноэмоциональных процессов.

СТРУКТУРА ЭМПАТИЧЕСКОГО АКТА

Мы полагаем, что вряд ли правомерно расширительно рассматривать «акт эмпатии » как межличностную транзакцию, т. е. включать ответную реакцию эмпатируемого в сам акт эмпатии. Вопервых, эмпатируемый может по целому ряду причин быть «слеп и глух » даже к адекватно и полно выраженной в поведении эмпатии. Вовторых, эмпатия с предельно редуцированным поведенческим компонентом (а именно такую эмпатию демонстрируют выдающиеся психотерапевты) может быть гораздо более эффективной, нежели эмпатия с выраженным «коммуникативным компонентом «. В этой связи можно высказать предположение, что эмпатируемый воспринимает «акт » эмпатии не столько посредством его обнаружения в вербальном и невербальном поведении эмпатирующего, сколько посредством восприятия (как правило, на неосознаваемом уровне) иных, более тонких составляющих общего семантического поля коммуникации [3]. И наконец, втретьих, акцент на коммуникативном (поведенческом) компоненте эмпатии, на эмпатических базовых навыках, как показывает, в частности, опыт подготовки профессиональных психотерапевтов [1], может приводить к выхолащиванию собственно эмоционального, первичного момента эмпатии, провоцируя при этом ощущения внутренней опустошенности и инконгруэнтности терапевта, и в конечном итоге к утрате им самой возможности эмпатического слышания.

Из всего этого следует, в частности, что использованный в рецензируемой статье тест эмпатии (тест С. Б. Борисенко) не отражает сути эмпатического переживания, так как, по определению, нельзя испытывать эмпатию по отношению к воображаемым, а не реальным людям: сопереживать можно лишь при условии реальных переживаний другого человека; переживание эмпатии не тождественно интерпретации поведения.

Существенной стороной эмпатического переживания является процессуальность, движение, динамика. Только в движении (процессе) возможно следование с дистанцией в один шаг, «как если бы я был он «. Для этого процесса следования необходима реальность, в противном случае будет иметь место оценивание эмоционального отклика на нечто, возникающее в воображении, что приближается к интерпретации.

СООТНОШЕНИЕ ФЕНОМЕНОВ ЭМПАТИИ И КОНГРУЭНТНОСТИ

С нашей точки зрения, жесткое соотношение, сращивание эмпатии и конгруэнтности ошибочны, поскольку это разные и, следовательно, вполне автономные феномены. В случае эмпатии речь идет о сопереживании эмоциональному состоянию другого человека, а в случае конгруэнтности — о переживании своих собственных чувств, об их открытости себе и другим людям. Т. Мерри определяет конгруэнтность следующим образом: «Конгруэнтность это такое состояние бытия, в котором мы наиболее свободны и аутентичны в качестве самих себя и не испытываем потребности в том, чтобы предъявлять фасад, прятать себя, например, за маской или ролью «эксперта «. Конгруэнтность там, где наши внутренние чувства и переживания точно отражаются нашим поведением, когда нас можно воспринимать и видеть теми, кто мы есть на самом деле » [7; 10].

С некоторой долей условности, а также принимая во внимание процессуальный характер анализируемых феноменов и разные степени их возможной выраженности, мы можем рассмотреть следующую комбинаторику. Терапевт может быть одновременно:

конгруэнтным и эмпатичным (это возможно в том случае, когда в психотерапевте «все спокойно » и ничто не мешает ему концентрироваться на друтом,

на эмпатическом понимании этого другого);

конгруэнтным и относительно неэмпатичным (когда собственные переживания терапевта оказываются настолько интенсивными и устойчивыми, что мешают ему концентрироваться на клиенте и его переживаниях);

эмпатичным и относительно неконгруэнтным (часто именно отстранение от себя, отодвигание на второй план своих собственных эмоциональных содержаний, т. е. определенная инконгруэнтность терапевта, является важным условием активного эмпатического слушания).

Конгруэнтность и эмпатичность — это не только разные психологические феномены, но и различные, как правило, чередующиеся режимы профессиональной работы настоящего фасилитатора (см., например, [5]; см. также пункт второй определения конгруэнтной эмпатии в [2]). Именно поэтому, на наш взгляд. К. Роджерс не допускает их объединения, сведения друг к другу, различает их, не образует концептуальных «кентавров » типа «конгруэнтная эмпатия » или «эмпатическая конгруэнтность «. Вплоть до настоящего времени в рамках личностноцентрированного подхода эмпатия, конгруэнтность и безусловное позитивное признание другого рассматриваются как различные условия эффективного терапевтического контакта. «Конгруэнтная эмпатия » авторов — это на самом деле «эмпатия + конгруэнтность «, т. е. два различных условия фасилитации; шкала конгруэнтной эмпатии — это просто шкала конгруэнтности. Попутно отметим, что, возможно, именно данное обстоятельство объясняет отсутствие корреляции между результатами по тесту эмпатических тенденций А. Мехрабиана и результатами по шкале конгруэнтной эмпатии.

Что же следует, на наш взгляд, понимать под термином «псевдоэмпатия «1? Да и нужен ли сам этот термин, если вспомнить принцип «бритвы Оккама «: «Сущности не следует умножать без необходимости » [3; 455 — 456] ? Для нас совершенно очевидно, что за этим термином могут стоять лишь феномены, сходные с эмпатией по содержанию, по модусу, но лишенные ее важного отличительного качества (а именно условия «как если бы. «), т. е. симпатия и идентификация. Иначе говоря, я псевдоэмпатичен не тогда, когда я инконгруэнтен, а когда я либо симпатизирую другому человеку, либо идентифицируюсь с ним. Примеры псевдоэмпатии, приводимые авторами на с. 66 — 67, явно неудачны, так как в первом случае речь идет о симпатии, а во втором — об инконгруэнтности учителя своим собственным переживаниям.

Подводя итоги сказанному, еще раз кратко сформулируем основные положения нашего комментария.

Эмпатия и конгруэнтность — различные психологические феномены.

Эмпатия — это процесс безоценочного сопереживания одного человека реальным и актуальным переживаниям другого при соблюдении эмпатирующим условия «как если бы » и при его невмешательстве в процесс осознания своих переживаний эмпатируемым.

Конгруэнтность — это процесс безоценочного осознания человеком своих собственных реальных и актуальных ощущений, переживаний и проблем с их последующим точным озвучиванием в языке и выражением в поведении способами, не травмирующими других людей (или, иначе говоря, при соблюдении человеком условия «как если бы » это озвучивание и выражение были адресованы ему самому).

Относительно равномерная выраженность процессов эмпатии и конгруэнтности представляет собой один из частных случаев в работе терапевта.

Термин «псевдоэмпатия » является, по нашему мнению, излишним, поскольку так называемая псевдоэмпатия совпадает по своему психологическому содержанию либо с симпатией, либо с идентификацией.

1. Боуэн М. В.Б. Духовность и личностноцентрированный подход // Вопр. психол. 1992. № 3 — 4. С. 24 33.

2. Гиппенрейтер Ю. Б., Карягина Т. Д., Козлова Е. Н. Феномен конгруэнтной эмпатии // Вопр. психол. 1993. № 4. С. 61 68.

3. Менегетти А. Психология жизни. СПб., 1992.

4. Философский энциклопедический словарь. М., 1983.

5. Gordon Th. Teacher effectiveness training. N. Y.: Peter H. Wyden, 1974.

6. Kirschenbaum H., Henderson V. (eds.). The Carl Rogers reader. Boston: Houghton Mifflin, 1989.

7. Merry Т. A guide to the personcentered approach. Loughton: Gale Centre Publications, 1990.

8. Rogers С. R. Clientcentered therapy. Boston: Houghton Mifflin, 1951.

9. Rogers С. R. The necessary and sufficient conditions of therapeutic personality change // J. of Consult. Psychol. 1957. V. 21. N 2.

10. Rogers С. R. A theory of therapy, personality and interpersonal relationships as developed in clientcentered framework // Koch. S. (ed.). Psychology: A study of science. V. 3. N. Y., 1959.

11. Rogers С. R. A way of being. Boston: Houghton Mifflin, 1980.

12. Shiien I. M. A clientcentered approach to schizophrenia // Burton A. (ed.). Psychotherapy of the psychoses. N. Y.: Basic Books, 1961.

13. Tomlinson Т. M., Whitney R. E. Values and strategy in clientcentered therapy: A means to an end // Hart J. H., Tomlinson T. M. (eds.). New directions in clientcentered therapy. Boston: Houghton Mifflin, 1970.

14. Walkins J. G. The therapeutic self. N. Y.; L.: Human Sciences Press, 1978.

Поступила в редакцию 10.VI 1993 г.

1 В рецензируемой статье хотелось бы видеть отсылки на заимствования авторами терминов «псевдоэмпатия » (см. № 30 пристатейного списка литературы) и «Я Тысообщения » (см. там же, № 28 и 29).

Ссылка на основную публикацию
Электросталь удаление родинок
Лазерная хирургия является флагманским направлением современной хирургии. Лазерная хирургия объединяет несколько направлений: Лазерную хирургию глаза; Косметическую лазерную хирургию; Колопроктологическую лазерную...
Эйфория алкогольная
Об ответственном употреблении алкоголя Практически все люди употребляют алкоголь, кто-то очень редко, исключительно по определенным событиям, например, на Новый год...
Экг в подольске ребенку цена
МО, г. Подольск, ул. Большая Серпуховская, д. 51 Время работы: пн-пт: 8.00-21.00, сб-вс: 9.00-21.00 Филиал оказывает высококвалифицированную медицинскую помощь жителям...
Электрофорез при защемлении седалищного нерва
Физиотерапия при воспалении и защемлении седалищного нерва является важной частью реабилитации, стартующей после купирования острого периода болезни. Она помогает восстанавливать...
Adblock detector