Что значит метастазы в лимфоузлах

Что значит метастазы в лимфоузлах

Метастазы — это вторичные опухолевые образования, которые возникают в результате рассеивания злокачественных клеток из первичных очагов. Они могут распространяться по всему организму, поражая практически любой орган. Однако в подавляющем большинстве случаев первые метастазы обнаруживаются в лимфоузлах.

Причины метастазирования в лимфоузлы

Механизмы возникновения метастазов до конца не ясны. Известно, что в данном процессе играет роль активация у злокачественных клеток способности к миграции и структурная перестройка кровеносных и лимфатических сосудов, питающих и окружающих опухоль — в них отсутствует базальная мембрана и перициты. Некоторые капилляры даже образованы непосредственно опухолевыми клетками. Таким образом, злокачественные клетки попадают в лимфатические сосуды и по ним достигают ближайших лимфатических узлов.

Способность рака к метастазированию определяется несколькими факторами:

  • Степенью злокачественности рака. Чем менее дифференцированы клетки опухоли, тем она агрессивнее и тем раньше начинает метастазировать.
  • Гистологическим типом опухоли. Чаще всего лимфогенным путем метастазируют карциномы — злокачественные новообразования, происходящие из эпителиальной ткани.
  • Возрастом пациента. У молодых людей метастазы при одних и тех же опухолях в среднем появляются раньше, чем у людей пожилого возраста. Это связывают с особенностями кровообращения и активностью иммунной системы.

Ускорить процесс метастазирования могут тепловые процедуры и физиопроцедуры на область локализации новообразования, а также несоблюдение правил абластики при удалении опухоли. Последний момент очень важен при хирургическом лечении рака, поэтому онкологические операции должны выполняться в специализированных стационарах, в которых есть определенные условия для проведения подобных вмешательств и квалифицированный персонал.

Пути распространения

Сначала поражаются регионарные лимфоузлы, т. е. те, которые расположены ближе всего к первичному опухолевому очагу. На какое-то время они сдерживают дальнейшее распространение, но злокачественные клетки прорываются через этот барьер и распространяются на отдаленные группы лимфоузлов. Там они также на какое-то время блокируются, но затем идут дальше, распространяясь до другим группам лимфатических узлов, внутренним органам и даже костям и костному мозгу.

На какие виды рака указывает наличие метастазов в лимфоузлах

Как мы уже говорили, в лимфоузлы чаще всего метастазируют опухоли эпителиального происхождения, т. е. карцинома. Саркомы (злокачественные опухоли из соединительной ткани) чаще метастазируют гематогенным путем, т. е. с током крови. Однако и лимфогенный путь также имеет место быть.

Также лимфоузлы поражаются при лейкозах (раке крови) и лимфомах (рак лимфатической системы). В последнем случае количество групп пораженных лимфоузлов играет решающее значение для определения стадии заболевания.

Для определения вида опухоли потребуется гистологическое исследование измененных узлов. Только после этого можно говорить об определенном диагнозе. Но бывают случаи, когда имеются метастазы, в том числе и множественные, но первичный очаг выявить не удается даже с использованием самых современных методов исследования. В этом случае диагноз так и звучит — метастатическое поражение из невыясненного первичного источника.

Как проявляются метастазы в лимфоузлах

Главным клиническим симптомом метастатического поражения лимфоузлов является их увеличение. Это неспецифическое проявление, которое может развиваться при воспалительных заболеваниях, некоторых инфекциях, лимфоаденопатиях, аутоиммунных патологиях и др. Если лимфоузлы располагаются поверхностно, их можно пропальпировать. При раке они, как правило, имеют мягкую консистенцию и безболезненны на ощупь.

Если происходит увеличение глубоко расположенных лимфоузлов, они могут сдавливать внутренние органы, нарушать их работу и вызывать боль. Симптоматика в этом случае будет зависеть от локализации пораженных лимфоузлов. Узлы ворот печени могут сдавливать воротную вену, приводя к развитию портальной гипертензии. Поражение лимфоузлов брыжейки может вызвать нарушение работы кишечника, внутригрудных — одышку и нарушение работы сердца.

Диагностика метастатического поражения лимфоузлов

При обнаружении злокачественных опухолей обязательно проводится исследование регионарных и отдаленных лимфатических узлов. С этой целью применяются инструментальные и лабораторные методы:

  • Ультразвуковое исследование.
  • Компьютерная томография.
  • Магнитно-резонансная томография.
  • Контрастная лимфоангиография.
  • Эндоскопические методы исследования — с помощью специальной оптической техники производится осмотр внутренних полостей и органов.

Одним из самых перспективных методов обнаружения метастазов является ПЭТ-КТ. В основе метода лежит внутривенное введение короткоживущих изотопов, которые сильнее всего накапливаются в зонах активного метаболизма, коими являются злокачественные новообразования. Таким способом можно диагностировать даже микрометастазы размером всего несколько миллиметров, которые невозможно детектировать другими методами исследования.

После обнаружения подозрительных лимфоузлов, их пунктируют или проводят биопсию. Полученный материал отправляют в лабораторию на гистологическое или цитологическое исследование. Только после лабораторного подтверждения можно достоверно говорить о наличии метастазов.

Как лечат метастазы в лимфоузлах

Тактика лечения метастазов выбирается индивидуально, с учетом следующих аспектов:

  • Органная принадлежность новообразования и ее гистологический вариант.
  • Молекулярно-генетические особенности рака.
  • Чувствительность к тому или иному методу лечения.
  • Количество метастазов, их локализация и размеры.
  • Общее состояние больного.

В качестве лечения могут применяться как стандартные противоопухолевые методы, так и самые современные разработки:

  • Химиотерапия.
  • Радиотерапия.
  • Хирургические лечение.
  • Таргетная терапия.
  • Иммунотерапия.
  • Гормонотерапия.

Хирургическое удаление лимфатических узлов называется лимфаденэктомией. Такие операции могут проводиться превентивно, при первичном удалении опухоли с высоким риском распространения по лимфатической системе, например, при раке яичников. В других случаях лимфоузлы удаляются после подтверждения их метастатического поражения. Например, проводят биопсию сторожевого лимфоузла, и если результат положительный, проводят лимфаденэктомию.

Другим методом борьбы с метастазами является химиотерапия. Она оказывает системное влияние на организм и повсеместно уничтожает раковые клетки, даже в случае микрометастазов, которые невозможно диагностировать имеющимися на сегодняшний день методами исследования. Химиотерапия может быть назначена как самостоятельное лечение, так и в дополнение хирургическим операциям или лучевой терапии.

Следует отметить, что опухоль представляет собой гетерогенную группу клеток с мутациями различного типа. Химиопрепараты уничтожают их основную массу, но какая-то часть из них выживает и приобретает устойчивость к терапии первой линии. Из-за этого развивается рецидив или прогрессирование заболевания. В таком случае переходят к терапии второй и последующих линий, которые помимо цитостатиков могут содержать таргетные препараты (моноклональные антитела) и др. Они более прицельно действуют на молекулярные механизмы онкогенеза и если не приводят к выздоровлению, то на какое-то время сдерживают прогрессирование опухоли.

Некоторые злокачественные новообразования чувствительны к действию гормонов, которые в свою очередь стимулируют их рост и размножение. Если подавить этот механизм, опухоль не сможет активно развиваться, что на некоторое время сдержит ее рост. К таким новообразованиями относятся многие виды рака молочной железы. Проведение антигормональной терапии хоть и не излечивает больных, но продляет им жизнь на годы, а в некоторых случаях даже на десятки лет.

Лучевая терапия назначается для удаления метастазов радиочувствительных опухолей. В некоторых случаях она может заменять хирургические операции без ухудшения качества лечения и соответственно прогноза заболевания.

Профилактика

Для рака с высоким риском лимфогенного метастазирования обязательно проводятся профилактические мероприятия. В одних случаях требуется превентивное удаление лимфоузлов, даже если нет данных за их поражение. В других — проводят их облучение. Также в большом количестве случаев назначается химиотерапия, которая призвана в максимальном объеме уничтожить распространившиеся по организму раковые клетки.

Если говорить о профилактике возникновения метастазов в лимфоузлах, то стоит отметить, что практически любая злокачественная опухоль рано или поздно метастазирует. Однако этому процессу способствуют такие процедуры, как массаж, прогревания и т.д. Таким образом, обнаружив у себя в организме новообразование, необходимо незамедлительно обратиться за специальной помощью, а не заниматься самолечением, которое может лишь усугубить ситуацию и ухудшить прогноз.

У Марины Касаткиной из города Иваново рак, множественные метастазы, глубокая инвалидность после перенесенных операций и сложное лечение впереди. Два года назад женщина пришла в поликлинику с жалобой на увеличенный лимфатический узел в паху. Полтора года ее направляли из кабинета в кабинет, ставили противоречивые диагнозы и даже уверяли, что она здорова. Онкозаболевание обнаружили совершенно случайно. У пациентки оказалась четвертая стадия рака. И этот случай — далеко не единичный. В России почти половина онкологических заболеваний выявляется на поздних стадиях: по данным Минздрава, в 2016 году доля таких случаев составила 45%. Это примерно 270 тыс. пациентов. Обнаружение рака на третьей-четвертой стадиях чаще всего приводит к инвалидности и резкому сокращению продолжительности жизни человека. Эксперты считают, что переломить ситуацию можно введением активного скрининга.

«Женщина, вы здоровы!»

48-летняя Марина Касаткина нашла у себя сильно набухшие лимфоузлы (величиной с грецкий орех) в июле 2015 года. Она очень испугалась и побежала в поликлинику. Терапевт не стала ее осматривать, а послала по кабинетам. Марина сдала анализы, сделала флюорографию, посетила смотровой кабинет. Везде ей сказали, что она здорова. Вернулась к терапевту.

— Когда врач увидела мои результаты хождения по этим кабинетам, она заключила: «Может быть, у вас царапают мочеточники. Но все-таки сходите к гинекологу», — рассказала «Известиям» Марина Касаткина. — Поскольку я работала, в женскую консультацию выбралась через месяц. Как возмущалась акушер-гинеколог, что с проблемой набухших лимфоузлов в паху прислали к ней: «А что, рядом других органов нет? Женщина, вы здоровы! Идите уже!»

Это было второе лечебное учреждение, которое убедило жительницу Иваново в том, что она не больна. Но проблема не исчезала, и тогда она решила пойти в платную клинику. Там ей сделали кучу анализов, УЗИ.

Читайте также:  Болит затылок после секса

— Теперь я понимаю, что половину этих анализов мне можно было не сдавать. Но ведь врачам доверяешь, когда к ним обращаешься, — поделилась женщина.

Назначенное в клинике лечение было расписано на два месяца и включало в себя огромное количество антибиотиков и других сильнодействующих лекарств в таблетках, уколах и капельницах. Всё это обошлось пациентке в 30 тыс. рублей. Она полностью выполнила предписания врачей. Однако лимфоузлы от этого не уменьшились. А на заключительном приеме она услышала фразу: «Наверное, для вас это вариант нормы». И получила предложение повторно пройти полное обследование. Денег на это у Марины уже не было.

«А что приходила-то?»

Шло время. Лимфоузлы так и не уменьшились. Следующим летом, воспользовавшись паузой при переходе с одной работы на другую, Марина решила обратиться еще в одну частную клинику. Там у нее заподозрили ВИЧ или гепатит. Женщина в слезах бросилась в ивановский Центр борьбы со СПИДом.

Экспресс-анализ показал, что ВИЧ нет. Новое предположение лечащего врача звучало совсем оригинально:

«Возможно, ваши лимфоузлы когда-то воспалились, а потом забыли вернуться в исходное положение».

Женщина получила совет не беспокоиться и прийти через год на профосмотр.

На путь к правильному диагнозу жительница Иваново вышла совершенно случайно. Она решила забрать документы из Центра борьбы со СПИДом. И там нарколог-психотерапевт, отдавая ей бумажки, спросил: «А что приходила-то?» Услышав о симптомах, поинтересовался, направлял ли ее кто-нибудь на пункцию новообразования.

Сотрудница лаборатории во время исследования анализов крови

— И это был первый врач за 13 месяцев, который произнес слово «пункция»! — восклицает Марина.

Дальше события развивались быстро. Женщина записалась к хирургу. Тот осмотрел ее и с ужасом спросил: «Сколько вы с этим ходили?» Срочно выписал направление в онкодиспансер, где Марине сделали пункцию. На следующий же день ей сообщили, что набухшие лимфоузлы — это метастазы плоскоклеточного рака.

В Иваново Марина уже не могла верить никому и поехала в Москву, в институт имени Герцена. Там ее комплексно обследовали на коммерческой основе и поставили диагноз: рак четвертой стадии. Первичный очаг оказался визуальной локализации — его легко могли заметить на любом гинекологическом осмотре.

— Я обследовалась в четырех лечебных учреждениях областного центра! Меня смотрели на кресле пять врачей (включая специалиста смотрового кабинета). И никто из них не обратил внимания на новообразование! А за то время, пока я бродила по кабинетам и слушала, что здорова, у меня наросли метастазы в забрюшинной зоне, — рассказала Марина.

В итоге потребовалась сложная операция, лучевая, химио-, гормональная терапия. После всего этого развился сильнейший лимфостаз, другие осложнения. Сейчас у Марины первая группа инвалидности. Очередное обследование — ПЭТ КТ, на которое пришлось ехать в Санкт-Петербург, потому что в Иваново его не делают, — показало, что множественные метастазы вернулись. То есть женщине снова нужно проходить тяжелое лечение.

«Таких, как я, тысячи»

В Минздраве РФ «Известиям» сообщили, что в 2016 году в стране насчитывалось 3,5 млн онкобольных. При этом показатель смертности сократился на 0,4% по сравнению с предыдущим годом и составил 204,3 случая на 100 тыс. населения.

Однако, несмотря на положительную динамику в целом по стране, четвертая часть онкозаболеваний всё еще диагностируется на последней стадии. И в некоторых регионах ситуация ухудшается. Такие данные приведены в докладе «Состояние онкологической помощи населению России в 2016 году» Московского научно-исследовательского онкологического института им. П.А. Герцена.

Здание Московского научно-исследовательского онкологического института имени П. А. Герцена

В нем, в частности, говорится, что в прошлом году 20,5% злокачественных новообразований были диагностированы при наличии отдаленных метастазов. Реальный показатель запущенности еще выше (26,3%), так как следует учитывать и новообразования визуальных локализаций, диагностированные в третьей стадии. В 36 регионах показатель запущенности превышает уровень 2015 года.

Неудивительно, что истории, подобные ивановской, происходят повсеместно.

Например, жительница Перми Светлана Оралова полтора года жила с температурой и постоянной слабостью и безрезультатно ходила по платным и бесплатным врачам. У нее находили то гайморит, то гастрит, то вегетососудистую дистонию. Даже рекомендовали взять отпуск и отдохнуть в теплой стране. За всё это время только один врач — из поликлиники МВД — заподозрил неладное. Правильный диагноз поставили в больнице во время операции, куда ее доставили с кровотечением. Выявили четвертую стадию неоперабельной опухоли в кишечнике с гнойным свищом и метастазами в печени, матке и придатках.

Москвичка Мария Карташова три с половиной месяца мучилась от сильных болей в животе. Обследовалась платно, чтобы не стоять в очередях в поликлинике. Обошла гастроэнтеролога, гинеколога, проктолога, инфекциониста. Была госпитализирована с подозрением на аппендицит. И отпущена из больницы без правильного диагноза.

Ее пытались лечить от сальмонеллеза и даже от двойной матки. В конце концов девушка попала в больницу с перитонитом — у нее из брюшной полости откачали 3 л гноя. И обнаружили рак кишечника четвертой стадии.

В правозащитных организациях «Движение против рака» и «Лига защитников пациентов» «Известиям» сообщили, что периодически сталкиваются с подобными жалобами. Например, 22-летнего жителя Вышнего Волочка (имя пациента организация не называет по этическим соображениям) полгода лечили в поликлинике от остеохондроза, игнорируя растущее новообразование на спине. Мужчина сам пошел к хирургу. Диагноз — четвертая стадия саркомы Юинга тазовых костей с метастазами в позвоночник. Случай уже неоперабельный, прогноз печальный.

— Мы ежедневно сталкиваемся с тем, что половина пациентов, которые обращаются к нам за специализированной помощью, поступают уже в очень тяжелой форме —– на третьей и четвертой стадиях, — сказал академик РАН, директор Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н.Н. Блохина Михаил Давыдов. — Таких больных сегодня — почти половина от общего числа заболевших.

То есть в современной системе здравоохранения достаточное количество нерешенных проблем. И связаны они в первую очередь с разбросом в уровне квалификации специалистов первичного звена, низкой онкологической настороженностью, проблемой организации ранней диагностики и своевременного начала лечения.

По словам академика, в поликлинической системе много недостатков, что приводит к затягиванию постановки диагноза (от месяца до нескольких лет). Больше половины регионов не имеют своей онкоморфологической службы, клиники пользуются услугами областных патолого-анатомических бюро, от чего страдает скорость и точность диагностики, а следовательно, запаздывает начало лечения.

На днях министр здравоохранения России Вероника Скворцова рассказала в интервью «Известиям», что «там, где идет активный поиск, например, с участием гинеколога, маммографии, мазков шейки матки, мы работаем так же, как лучшие страны мира. На первой-второй стадиях рак молочной железы выявляется уже почти в 70% случаев, рак тела матки — более чем в 80% случаев. Но есть и проблемы, например выявление опухолей желудочно-кишечного тракта».

Сейчас Минздрав регламентировал сроки получения гистологического подтверждения опухоли — не более 15 рабочих дней и срок госпитализации — 14 дней с момента подтверждения диагноза. Но пока что доступность и состояние онкологической помощи в различных субъектах РФ сильно разнятся.

Корпоративная солидарность

После первого круга терапии, в марте 2017 года, Марина записала видеоролик, в котором рассказала свою историю, и разместила его на YouTube. Она назвала его «Выйти замуж за президента» — горький опыт привел женщину к мысли, что только так можно получить качественную медпомощь. За три дня он собрал 35 тыс. просмотров.

Читайте также:  Боярышник плоды инструкция по применению

Ролик заметили и чиновники — женщину пригласил на беседу заместитель департамента здравоохранения Ивановской области Сергей Аминодов. Пообещал разобраться и постарался внушить ей мысль, что во всем виноват онкодиспансер, в котором ее впервые увидели уже на четвертой стадии. В результате получили выговоры главврачи объединений, в поликлиники которых она обращалась, и онкодиспансера. По словам Марины Касаткиной, на этом карательные меры закончились.

Хирурги на операции по удалению злокачественной опухоли

Как пояснил «Известиям» председатель исполнительного комитета МОД «Движение против рака» Николай Дронов, врачи не являются должностными лицами, поэтому наказания за свои действия они, как правило, не несут.

— Для доказательства вины врачей требуется проводить экспертизу. Сложность в том, что она тоже проводится врачами, и включается корпоративная солидарность. Бюро судебно-медицинских экспертиз — это организации здравоохранения того региона, где они находятся. И местный департамент сделает всё, чтобы выгородить своих. Поэтому пострадавшие от врачебных действий обычно в суды не обращаются, — сообщил Николай Дронов.

В Ивановском областном онкодиспансере «Известиям» пояснили, что к 2016 году уровень ранней диагностики рака в регионе удалось довести почти до общероссийского — 53,8% (в целом по стране — 55%). Из 46% запущенных случаев большинство — это рак тех органов, которые сложны для диагностики: печени, желудка, кишечника. Но поздняя выявляемость визуальных форм рака, которые достаточно просты в диагностике, должна стремиться к нулю.— У Марины Касаткиной как раз визуальная форма рака. Врач обязан был выполнить пункцию лимфатического узла и отправить пунктат на цитологическое исследование, — сказал «Известиям» главный врач Ивановского областного онкологического диспансера Владимир Козлов.

— Это делается обычным шприцем, процедура предельно простая. Ее может выполнить медик любой квалификации. Первичный очаг тоже виден при обычном гинекологическом осмотре. Почему врачи не заметили этих симптомов — для меня загадка.

По словам руководителя отдела перспективного развития и международных научных связей ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, заместителя председателя профильной комиссии по специальности «Онкология» Минздрава России Дмитрия Борисова, «ситуация, с которой столкнулась пациентка из Иваново, сложнопроецируема на зарубежный опыт».— Наши коллеги-онкологи из других стран никогда не понимали, как может оказываться медицинская помощь за неполный тариф финансирования или как могут не выполняться существующие клинические стандарты по обследованию и лечению. Также для них остается большой загадкой наша система маршрутизации пациента с уровня первичного звена к узким специалистам. Говоря о сравнении процессов ранней диагностики рака у нас и за рубежом, нужно в первую очередь оценить систему организации инфраструктуры и финансирования медицинской помощи. Не вдаваясь в большие подробности, можно привести очень простой пример из нашей повседневной жизни: прием врача общей практики в системе ОМС тарифицируется в размере 115 рублей, а в системе ДМС оплачивается по коммерческим тарифам клиники, которые составляют от 2 до 5 тыс. рублей, — объясняет Дмитрий Борисов.

— То же самое можно говорить и при сравнении зарубежной системы финансирования и нашей. При этом контроль качества оказания медицинской помощи оставляет во многом желать лучшего. К сожалению, во главу угла поставлена не жизнь пациента, а выполнение условий по нормативам в системе ОМС, которые по многим параметрам далеки от реальности.

Во время магнитно-резонансной томографии

Онколог уверен, что очень важна и система мотивации населения участвовать в программах ранней диагностики рака.

За рубежом используется достаточно прагматичный подход к этому вопросу — человек имеет финансовую выгоду от того, что он следит за своим здоровьем. Это выражается в системе более низких тарифов на страхование либо в полном финансировании лечения в случае возникновения заболевания, если до этого пациентом выполнялись все рекомендации по профилактическим осмотрам. Партнером государства здесь выступают страховые компании, которые позволяют разделять финансовое бремя лечения болезни между социальными обязательствами государства и населением, защищая пациентов от прямых платежей в момент оказания медицинской услуги.

У нас же население не имеет никакой мотивации на прохождение ранней диагностики и участие в программе диспансеризации, на которую государство ежегодно выделяет огромные средства, — считает Дмитрий Борисов.

Одним из решений, которые могли бы повлиять на подобные ситуации и реально помогать пациентам, может быть развитие системы добровольного страхования, ориентированной на оказание помощи пациентам на территории России (а не за рубежом) и обеспечивающей как экспертную и консультационную поддержку пациента по медицинским и правовым вопросам, так и финансовую защиту в случае, если возникает необходимость оплаты медицинских манипуляций или лекарств.

«Я рассчитывала еще лет на 30»

Ну а Марина Касаткина надеется сейчас только на чудо. Столичные врачи пояснили ей, что метастазы разрастались даже под химией. Началось проникновение в мягкие ткани. Поэтому ей могут предложить только пробовать одно лекарство за другим, пока не найдется действенное.

— Получается, что все полгода мучительного лечения — с рвотой, болями, облысением и подсаживанием всех органов — были напрасными. Что надо идти на второй круг мучений, а потом, может быть, и третий, и четвертый, — делится Марина. — Я не хочу умирать! Я еще не готова уйти в нематериальный мир — у меня все в роду долгожители, абсолютно здоровые люди. И лет на 30 я еще рассчитывала. Я ничего не делала, чтобы губить свое здоровье. Никогда не страдала суицидальными мыслями, любила жизнь во всех ее проявлениях.

Почему я должна умереть из-за чужих ошибок? Я уже приняла факт собственной инвалидности. А теперь мне придется принять еще факт, что это была просто отсрочка.

Руководитель Росздравнадзора Михаил Мурашко сообщил, что по запросу «Известий» территориальный орган ведомства проведет проверку случая, описанного в материале.

При раковых заболеваниях в целях предосторожности лимфоузлы часто удаляются хирургическим путём — без необходимости. Это делается с тем обоснованием, что при раке лимфоузлы могут быть затронуты в любом случае. В качестве альтернативы рекомендуется большемасштабное облучение. Наблюдения за десятками тысяч пациентов показали, что это не имеет преимуществ по отношению к продлению жизни, но имеет значительные побочные действия.

Лимфоузлы должны подвергаться лечению только в том случае, если они действительно затронуты распротранением рака ( местазы ).

Для этого необходима точная диагностика с МРТ и / или ПЭТ. И так как лимфоузлы во время хирургического вмешательства в жировой ткани сложно найти, минимально-инвазивный, визуальноуправляемый метод зачастую лучше для точного и щадящего лечения.

Лечение метастаз в лимфоузлах методами биологической терапии

Может стать для Вас важным дополнительным или отдельным лечением

Эффективность методов естественной терапии без токсических побочных эффектов уже доказана во многих клиниках и исследованиях по всему миру !

О принципе действия, методах, показаниях и истории пациентов Вы можете получить более подробную информацию здесь.

Фокальная электрохимиотерапия при метастазах в лимфоузлах

Одним из наиболее эффективных методов, во многих случаях не затрагивающий отток лимфы, теперь впервые доступен с фокальной электрохимиотерапией.

Лимфатическая система человека

Лимфатическая система действует как часть иммунной системы против возбудителей болезни и патологически изменённых частей организма, как например раковые клетки. Лимфососудистая система задействована в транспортировке жидкости в организме такми образом тесно связана с кровеобращением. Вместо крови здесь транспортируется находящаяся в ткани жидкость. Функцию фильтров перенимают лимфоузлы, которые включены в лимфатическую систему.

Лимфоузлы представляют собой бобовидной формы органы размером до 1 см, окружённые соединительнотканной капсулой. В них впадают лимфососуды. Ткань внутри состоит из лейкоцитов и ректикулярных клеток, чьи полости называются «лимфатическим синусом», через них протекает лимфа.

Лимфоузлы обычно внедрены в жировую ткань и потому при хирургическом вмешательстве их сложно найти. Хирург их не видит и должен прощупать. Кроме того вокруг находятся такие жизненноважные структуры как нервы, сосуды, кишечник, и таким образом оперативное лечение или лучевая терапия обычно сопряжены с опасночтью повреждения этих структур.

Что такое лимфоузловые метастазы и метастазы в лимфоузлах ?

Под лимфоузловыми метастазами подразумевается распространение раковых клеток в лимфоузлах. При злокачественной лимфоме ( рак лимфоузлов ) раковые клетки происходят из самих лимфоузлов, их следует отличать от метастаз в лимфоузлах.

Злокачественные опухоли лимфоузлов, как правило жалоб и боли не вызывают.

Поражение раковыми клетками лимфоузлов при раковом заболевании свидельствует о продвинутой стадии заболевания, когда пациент уже страдает от последствий рака и имеет жалобы на имеющееся состояние.

Читайте также:  В чем измеряется рентгеновское излучение

Что представляет собой радикальная терапия лимфоузлов?

К радикальной терапии относится хирургическое удаление лимфоузлов, чтобы удалить находящиеся там раковые клетки. Лучевая терапия так же преследует эту цель. Гормональная и химиотерапия в дополнение ко всему дейстуют на весь организм.

Идея радикальной лимфоаденэктомии заключается в следующем: если первичная опухоль и затронутые лимфоузлы из организма удаляются, рак так же полностью удаляется и болезнь вылечена. К сожалению, биология человека не так проста. При каждом раковом заболевании раковые клетки распределяются по всему организму.

Так например, при каждой карциноме простаты раковые клетки находятся за пределами капсулы простаты ( чего на самом деле нет, а только внешние слои простаты ) и в крови — они могут быть обнаружены только с помощью специального теста. Только так можно объяснить высокий рецидив ( 30% ) после радикальной простатоэктомии. Особенно, диагностировав наличие метастаз в лимфоузлах, маловероятно, что удаление лимфоузлов полностью вылечит рак.

Многие актуальные исследования показывают, что удаление лимфоузлов в диагностических или терапевтических целях никакого значительного преимущества в увеличении выживаемости не дают., но при этом связаны со многими побочными действиями. Особенно ясно это становится при лечении рака груди. В исследовании, опубликованном международным обществом исследования рака молочной железы в 2006 году, показало, что отсутствие профилактического удаления лимфатических узлов в подмышечной области, не снизило выживание этих женщин и улучшило качество жизни (J Clin онкол 2006, 24: 337-44).

Кроме того, показало, что облучение лимфоузлов подмышечной области не даёт преимуществ к продлению жизни. (Ann. Onc. 2005; 16: 383–8).

Так же при других видах рака пользы от расширенной лимфоадекотомии не видно, например при злокачественной меланоме, карциноме желудка, при ректальном раке. Но всё-равно лимфатические узлы и дальше бесполезно удаляются хирургически, в основном в ущерб пациентам.

Фокальная электрохимиотерапия — щадящая альтернатива

Метастазы в лимфоузлах возможно лечить с помощью электрохимиотерапии.

Сфокусированная электрическая химиотерапия ( ЭХТ) представляет собой эффективное сочетание, состоящее из введения конкретного лекарственного средства и обратимой электропорации. Препарат представляет собой вещество из группы цитотоксинов (химиотерапевтическое средство), которое из-за своих свойств плохо проникает в клетки.

Через электрические поля электропорации в поле лечения временно образуются поры в клеточной мембране, медикмент благодаря этому проникает в клетку и могут её разрушить. При этом действие яда клеточного деления раковых клеток сильно выражено, так как они имеют высокую скорость клеточного деления. Клетки вне поля лечения почти совсем не повреждаются, потому что химиотерапевтическое вещество в них не проникает. Электропорация фокусирует химиотерапию на раке и щадит оставшийся организм. Жизненноважные структуры граничащие с лимфоузлом, такие как нервы и сосуды, сохраняются.

Типичные побочные эффекты которые при операции, лучевой терапии или системной химиотерапии неизбежны, при сфокусированной электрохимиотерапии не встречаются.

Поэтому ЭХТ безболезненна, не влияет на общее состояние и не вызывает тошноту или выпадение волос.

Другим преимуществом фокальной электрохимиотерапии является то, что в противоположность лучевой терапии она може повторяться. ЭХТ не затрудняет дальнейшее оперативное или лучевое лечение. В течение 24 часов лечение с помощью ЭХТ может быть завершённым. Реабилитации не требуется.

Терапия метастаз в лимфоузлах при раке предстательной железы

Рак предстательной железы часто распространяется на окружающие лимфатические узлы. Стандартным лечением этих метастазов в лимфатических узлах является хирургическое удаление всех тазовых лимфатических узлов. Это серьезная операция. Целевая лучевая терапия является потенциальной альтернативой, но она также значительно ограничивает возможности последующих процедур. Тем не менее, они часто необходимы в случае рака, который уже распространился. Впервые NanoKnife обеспечивает высокоточное и минимально инвазивное лечение метастазов в лимфатических узлах без облучения или хирургического вмешательства.

Случай 1: Сама простата еще не лечилась. Когда и как следует (или возможно) лечить или удалять пораженные лимфатические узлы?

Радикальное хирургическое удаление лимфатических узлов, также называемое лимфаденэктомией, все еще остается стандартным методом лечения рака предстательной железы. Обычно выполняется как часть операции на простате (простатэктомия). Это имеет больше диагностическую ценность, потому что позволяет получить более точную информацию, чем неинвазивные методы, такие как МРТ и ПЭТ. Однако спорным является ли удаление лимфатических узлов реальной пользой для выживания. Полученной дополнительной информации также противостоят серьёзные побочные эффекты.

Идея радикальной лимфаденэктомии заключается в следующем: если первичная опухоль и инфицированные лимфатические узлы удалены из организма, значит, рак полностью удален из организма и болезнь излечена. К сожалению, биология человека не так просто работает. При каждом раке раковые клетки, их выделения и микровезикулы распределяются по всему организму. Например, при каждом раке предстательной железы раковые клетки находятся за пределами «капсулы простаты» (наружного слоя органа) и в крови. Через специальные тесты (Жидкая биопсия) они могут быть обнаружены. Таким образом, высокая частота рецидивов после радикальной простатэктомии, превышающая 50 процентов, может быть объяснена в некоторых случаях (в зависимости от стадии заболевания). Особенно при диагностике метастазов в лимфатических узлах маловероятно, что удаление лимфатических узлов может вылечить рак.

Случай 2: Рак предстательной железы уже лечили или оперировали, но уровень PSA снова повышается. МРТ или ПЭТ показывает пораженные лимфатические узлы.

Вопрос о том, является ли профилактическое удаление лимфатических узлов, несмотря на все его побочные эффекты, лучше, чем целевое удаление после использования методов визуализации, во многих случаях больше не возникает. Постата уже полностью удалена или обработана без удаления лимфатических узлов.

Для начала нам нужен хороший процесс визуализации всего тела. ПЭМРТ / холин ПЭТ / КТ или многопараметрическая МРТ являются методами выбора в этом случае. После локализации лимфатических узлов их необходимо лечить. Необходима ли и когда начнется антигормональная терапия, не зависит от этого. Как правило, (видимая) опухолевая масса в организме всегда должна быть как можно ближе к нулю – как можно более мягким методом.

Целевая фокальная терапия метастазов в лимфатических узлах при раке предстательной железы – щадящая альтернатива

Фокусное лечение метастазов в лимфатических узлах с использованием IRE (необратимая электропорация), ECT (электрохимиотерапия) и их комбинации, называемой IRECT, обеспечивает эффективную, но в то же время мягкую альтернативу облучению и хирургии на основе изображений.

Важный шаг: точная диагностика

Для планирования каждого лечения важна точная диагностика. Часто практикуемый хирургический подход «только раз открыть и посмотреть» так же неприемлем, как и «обширное облучение чтобы охватить всё».

МРТ это неизвазивный, надёжный и безболезненный метод обследования без облучения. Он даёт различные физические параметры для точной диагностики изменения тканей и органов во всех трёх пространственных измерениях ( 3Д ).

Так мультипараметральное диффузионновзвешенное МРТ позволяет достоверно различить доброкачественные и злокачественные изменения. Поэтому МРТ является важным диагностическим методом и при подозрениях на метастазы в лимфоузлах должно быть проведено как можно раньше.

Кроме того МРТ — подходящий метод для определения локализации метастаз, что является важным фактором для планирования лечения. Более того, МРТ всего тела уже в течение многих лет может заменить сцинтиграфию костей и КТ для исключения метастаз в органах, костях и лимфоузлах — с высокой точностью, без облучения, за одно обследование ( прибл. в течение часа, в то время как сцинтиграфия и КТ занимают 4 -6 часов ).

В отдельных случаях ПЭТ даёт дальнейшую специализированную информацию о распространении злокачественных опухолей в организме, при карциноме простаты, особенно с помощью ПЭТ с холином и простатоспецифичным мембранным антигеном.

Подходит ли в Вашем случае лечение электрохимиотерапией решает врач после тщательного ознакомления с Вашим случаем. Для этого нам необходима Ваша медицинская документация ( заключения КТ, МРТ, ПЭТ и т.д. ). В некоторых случаях может понадобиться повторное проведение обследования.

Где пройти лечение метастаз в лимфоузлах электрохимиотерапией?

Лечение метастаз в лимфоузлах с помощью электрохимиотерапии возможно лишь в единичных клиниках в Германии!

Вам необходима качественная диагностика и лечение –

свяжитесь с нами любым удобным для Вас способом: заполнив контактную форму ниже или по-телефону в Германии : +49 152 310 34 702 ( ВотсАпп / Вайбер ). Мы ответим на интересующие Вас вопросы, организуем необходимое лечение и предоставим дополнительные сервисные услуги во время пребывания на лечении в Германии .

Ссылка на основную публикацию
Что делать при ушибе голеностопа
Из этой статьи вы узнаете: что такое ушиб голеностопного сустава, причины его возникновения и симптомы. Методы терапии, первая помощь, лечение...
Что делать если кровит геморрой при беременности
Что делать, если геморрой при беременности кровит? Такой симптом, несомненно, испугает каждого, и особенно будущую мать. Ведь в период вынашивания...
Что делать если маленькие ногти
Тонкости маникюра на маленькие ногти Длина ногтевых пластин заложена в нас природой. В процессе нашей деятельности она может немножко меняться,...
Что делать при хроническом гайморите
Хронический гайморит – это воспаление слизистых оболочек пазух носа, которое длится более одного месяца. В данном случае воспалительный процесс протекает...
Adblock detector