Что опаснее кесарево или естественные роды

Что опаснее кесарево или естественные роды

В Европе и на других континентах растет число детей, рожденных путем кесарева сечения. Россия не отстает от мировых тенденций и находится также в тренде. Причины такой статистики не всегда кроются в медицинской сфере. Но даже несмотря на экономический и человеческий факторы, способствующие росту родов с помощью операции, эксперты считают, что кесарево сечение — это не роды будущего.

Во многих странах Европы сегодня можно наблюдать интересную тенденцию. Все больше детей рождается не в естественных родах, а с помощью кесарева сечения (КС). Статистика по Европе от страны к стране разная. Например, в Германии и Франции доля КС высока (более 30%), тогда как в Нидерландах, по соседству, остается низкой (около 10%). За пределами Европы также есть страны, где больше половины всех родов проходят с операционным вмешательством. В Турции чуть больше половины всех новорожденных появляются на свет с помощью КС. В Бразилии процент КС доходит до 80%, а в Китае — еще выше.

В России, по официальным данным, частота выполнения КС — около 25%. Тенденция такого частого проведения КС связана с тем что, оно представляет собой высокотехнологичную, отработанную до деталей операцию, которая позволяет произвести родоразрешение безопасно как для матери, так и для ребенка, особенно если речь идет о плановом кесаревом сечении, говорит Антон Пришвин, главный врач клиники «Медси» в Петербурге, член Российского общества хирургов.

Гинеколог сервиса «Онлайн Доктор» Маргарита Минасян полагает, что в Москве и Петербурге, как и в целом в стране, количество КС возросло из-за того, что увеличилось и количество женщин с различными заболеваниями и патологиями. Кроме того, сегодня учитывается и мнение самой женщины о том, какие роды она хотела бы. То есть существует КС по собственному желанию, что также влияет на рост доли такого способа родов.

Статистика сильно занижает реальную картину и на самом деле доля КС в России выше 35%, полагает Лидия Шендерова, старшая акушерка СПб ГБУЗ «Родильный дом N 6 им. проф. Снегирева», руководитель центра активных родов «Радуга».

Не без последствий

Заместитель главного врача по акушерству и гинекологии сети клиник «Скандинавия АВА-Петер» Владимир Остроменский отмечает, что сегодня количество осложнений КС, несмотря на достижения современной науки, относительно высоко. «Яркий пример — страны Латинской Америки. Там каждая женщина имеет право выбрать кесарево сечение. Более того, многие врачи рекомендовали данный метод как раз из-за ожидаемого положительного эффекта операций. В результате около 70% родов заканчиваются оперативно, большинство показателей здоровья лучше не стали, частота осложнений велика. Зато выросло целое поколение акушеров, которое не умеет эффективно вести роды через естественные родовые пути»,— комментирует господин Остроменский.

У высоких показателей КС есть также глобальные последствия, отмечает госпожа Шендерова. Чем выше в мировой популяции уровень КС, тем ниже показатели рождаемости. На то есть несколько причин. Одна из них — так называемое «перинатальное» акушерство, то есть акушерство, ориентированное на ребенка. Причем на конкретного, на этот плод. Соответственно, интересы и здоровье матери, а тем более будущих детей, учитываются в меньшей степени. Кроме того, население и порой сами врачи не имеют информации об отрицательных последствиях КС для ребенка. Особенно в этом смысле опасна плановая операция, когда еще не было схваток. Это и нарушения адаптации новорожденного, нарушение терморегуляции, появление синдрома дыхательных расстройств, причем в этом случае возможности адаптации человека к меняющимся условиям среды снижаются пожизненно. Кроме того, у детей, рожденных с помощью КС, нет условий для формирования нормальной микробиоты новорожденного. При рождении через естественные родовые пути заселение кишечника новорожденного происходит лучше, антибактериальной терапии меньше (или она не используется). «Есть романтическое понятие «бактериальное приданое новорожденного». Большая часть этого приданого формируется, конечно, внутриутробно, но и способ родоразрешения играет огромную роль, равно как и полноценное грудное вскармливание»,— рассказывает Лидия Шендерова.

При естественных родах родительский инстинкт включается сразу и практически навсегда, отмечает Галина Озерова, акушерка СПб ГБУЗ «Родильный дом N 6 им. проф. Снегирева», акушерка и лектор центра активных родов «Радуга». В то же время при КС, особенно плановом, это включение идет через голову, через кору головного мозга, тогда как при ЕР это бессознательный гормонально обусловленный процесс. «Большая часть женщин справляется, конечно, с этой задачей, но определенный процент — все-таки нет. И еще немного чисто эмоционального. Из женщин, прошедших и роды через естественные родовые пути, и КС, почти все говорят, что лучше родить самой: «В родах тяжело, но зато легко потом, а при КС все сложности начинаются именно после родов»»,— рассказывает госпожа Озерова.

При всем этом существуют реальные медицинские ситуации, когда безопаснее родить ребенка путем КС, например, при неправильном положении плода. Тогда взвешиваются риски для обоих участников. Иногда для матери риск осложнений КС выше, чем для ребенка риски осложнений при естественных родах.

Вескими основаниями для проведения КС являются неправильное предлежание плода, повышенное давление у матери, отслойка плаценты, ухудшение состояния малыша (например, плохое сердцебиение, недостаток кислорода), проблемы с сердечно-сосудистой системой у матери, преэклампсия, перечисляет Маргарита Минасян.

«Безопасного способа родить здорового ребенка не существует, к сожалению. И вообще, безопасного способа родить не существует. И способ родоразрешения не гарантирует здоровье ребенка. Само по себе материнство связано с рисками для здоровья и жизни как матери, так и ребенка. И здоровьем, как и другими ресурсами, придется делиться. Но вообще, родить самой — огромное удовольствие и реальная точка роста личности»,— рассуждает госпожа Шендерова.

В любом случае женщина должна понимать, что КС — это операция, а операция — это всегда риск для жизни, подчеркивает госпожа Минасян. Последствия КС могут быть разными, организм может отреагировать на операцию усиленным тромбообразованием. Долгое время после операции швы могут оставаться болезненными. У некоторых женщин болевые ощущения могут сохраняться на протяжении нескольких лет.

Сильный страх перед естественными родами не является показанием для проведения КС, если других причин на то нет, говорят эксперты. «Если есть страх, то женщине и ее семье следует пройти консультацию психолога, и не одну. Психолог попробует понять, с чем это связано, ведь впоследствии само материнство реально связано с болью, как физической, так и душевной»,— говорит Лидия Шендерова.

Акушерки боятся навредить новорожденному, поэтому никогда не откажут вам провести кесарево, чтобы потом не было претензий к здоровью малыша, подчеркивает врач-психотерапевт Люцина Лукьянова. «Мое мнение как врача с 26-летним стажем: кесарево без показаний — это блажь. Это говорит о нежелании нести ответственность ни за роды, ни за дальнейшее воспитание. Женщины перестают быть женщинами. Вот оно, наше настоящее: мы хотим рожать незаметно для себя. Кто-то идет на операцию в надежде избежать травм для детей. Но они заблуждаются, а помогают им в этом современные врачи и акушеры. Либо по причине невежества, либо желая заработать на платных услугах»,— считает госпожа Лукьянова.

Сама операция КС сильно изменилась за последние годы. Сегодня женщина при плановом КС может оставаться в сознании и увидеть ребенка сразу после родов, почти как при естественных родах. Это возможно благодаря применению спинальной и эпидуральной анестезии вместо полного наркоза. Отец также может присутствовать при КС и даже снимать процесс на камеру. Кроме того, в некоторых клиниках сегодня проводят так называемое медленное кесарево сечение. Этот новый метод, который заключается в том, что ребенка не извлекают сразу, а достают только голову и дают ему выбраться самому. Впрочем, метод также в некоторых случаях является рискованным как для матери, так и для ребенка.

Кроме того, в широкую практику внедрена аргоноплазменная коагуляция шва на матке — она позволяет с большей вероятностью сформироваться полноценному рубцу на матке, а значит, улучшить прогноз, отмечает Владимир Остроменский. Современные синтетические рассасывающиеся нити, по его словам, достаточно долго сохраняют свою прочность для заживления раны, при этом практически бесследно исчезают из организма по прошествии определенного срока. «Различные противоспаечные барьеры с высокой долей вероятности способствуют профилактике образования послеоперационных спаек. Достаточно активно (пока в эксперименте) разрабатываются методики имплантации стволовых клеток непосредственно в рану на матке — для полноценного заживления матки после кесарева сечения»,— рассказывает господин Остроменский.

Несмотря на то, как изменилось КС за последние годы, приблизить операцию к естественным родам невозможно, констатируют эксперты. Более того, по мнению специалистов, КС никогда не сможет заменить естественные роды. «Можно высказывать разные гипотезы по этому поводу, но, по моему персональному мнению, такого замещения не будет, даже несмотря на то, что, по мнению многих врачей,— это безопасный способ родить здорового ребенка»,— полагает господин Пришвин. Операция всегда сопряжена с определенным риском. То, что заложено в нас природой, всегда останется наиболее естественным.

Владимир Остроменский считает, что даже если действительно возникнет необходимость замены естественных родов, технологии будущего будут развиваться по какому-то альтернативному пути, а не по пути замещения естественных родов кесаревым сечением. Например, в эксперименте уже реализуется технология «искусственной матки» — выращивание плода в искусственной среде.

Экстренное и запланированное

  • 7 марта 2018
  • 41827
  • 48

Интервью: Елена Барковская

После рождения ребёнка женщине предъявляют массу новых требований — о том, как должна себя вести «правильная» мать, ведутся ожесточенные споры. Кормить ли грудью? Как быстро выходить на работу? Какие игрушки покупать? Но начинается всё ещё с родов: «идеальным» вариантом почему-то до сих пор считаются естественные, без анестезии.

Читайте также:  Методики психоанализа

Одно дело — фантазии и поверия, и совсем другое — реальность. Многим женщинам приходится прибегать к кесареву сечению, операции, при которой плод извлекают через разрез в матке. ВОЗ рекомендует делать её только по показаниям, когда вагинальные роды оказываются опаснее для матери и ребёнка. Тем не менее на форумах, да и порой в личном разговоре, женщин, перенёсших кесарево сечение, зачастую спрашивают: «А сама почему не постаралась родить?» Мы поговорили с несколькими матерями о том, почему им сделали операцию и как они чувствовали себя после — физически и психологически.

ребёнку год и семь месяцев

Мне кажется, что роды — это природный процесс; это таинство, которое я хотела пережить. Моё намерение родить самой было настолько сильным, что я даже теоретически не была готова к кесареву сечению. Думаю, что это моё упущение — операция для меня, можно сказать, стала ударом.

Во второй половине беременности у меня была тяжёлая форма гестоза (сейчас это осложнение беременности называют преэклампсией. — Прим. ред.): последние две-три недели сильно прыгало давление, и на тридцать восьмой неделе я легла в дородовое отделение. Там мне в первый день поставили капельницу, и у меня началась такая сильная головная боль, какой ещё никогда не случалось. К утру я была просто никакая — и на этом фоне опять подскочило давление. Пришла заведующая: «Экстренное кесарево». Я позвонила близкому человеку, она сказала: «Ира, не бойся, всё будет хорошо. Просто пришло время». После этого я согласилась — уже понимала, что ребёнок готов выходить, процесс пошёл.

Меня «прокесарили» в 11:35, а приходить в себя после общего наркоза я начала только в шесть часов вечера. Встать я смогла лишь на четвёртый день — лежала под капельницей. Психологически было тяжело: вроде бы родила, живота нет, а ребёнка не показывают (дочка родилась с весом 2350 граммов, её принесли только на четвёртый день). Это боль — когда ты «недомама», когда в роддоме без ребёнка, когда у тебя нет сил, плюс гормоны… У меня было лёгкое чувство вины, что не смогла родить так, как хотела, но подруги меня поддержали, говорили, что не надо себя корить. Носить ребёнка после операции было совсем не тяжело, я даже про это не думала. Живот долго ныл и был бесчувственным.

Я верующий человек и знаю, что бог меня бережёт и предлагает лучшее из возможного. Сейчас я спокойно говорю, что у меня было кесарево — но ещё год назад для меня этот вопрос был болезненным. Теперь рассуждаю так: если получится родить самой во второй раз — хорошо, нет — тоже хорошо.

ребёнку месяц

Операции я боялась, как, впрочем, и естественных родов. Но после просмотра лекций по правильному дыханию настроилась на естественные роды и не исключала эпидуральную анестезию. В кесареве меня пугало то, что ты слышишь щёлканье инструментов, что-то чувствуешь и умом понимаешь — тебя режут. Но я осознавала, что, какими бы ни были твои установки, всё может пойти совсем не так — мы не управляем своим организмом.

Естественные роды начались в сорок одну неделю и три дня. К этому моменту я уже лежала в дородовом отделении, была в напряжённом ожидании и одновременно ощущала разочарование: снова ничего — слабые схватки начинались каждый вечер и сходили на нет. В вечер родов они стали куда болезненнее, меня перевели в родильное отделение, приехала врач, с которой у меня был заключён договор. Посмотрела и сказала, что я ещё в самом начале процесса. Мне прокололи плодный пузырь (эту процедуру называют амниотомией; её делают строго по показаниям, обычно для стимуляции или ускорения родов. — Прим. ред.), сокращения матки усиливались.

Самое трудное было лежать с монитором КТГ: в перерывах я вставала и сидела — так было проще переносить боль. Всё это длилось часов шесть, потом меня ещё раз осмотрели и сказали, что раскрытие не прогрессирует — и предложили кесарево. Факторов было сразу несколько: крупный плод, узкий таз, обвитие пуповиной и, главное, слабая родовая деятельность. Кесарево снижало риски для ребёнка в первую очередь. Я тогда уже страшно мычала, корчилась и извивалась при каждой схватке: была в сознании, но помутнённом. Так что предложение, что мне сейчас сделают анестезию и через полчаса у меня родится здоровый ребёнок, восприняла как подарок свыше. Хотя ещё два дня назад в ответ на слова врача о том, что есть большая вероятность кесарева, я прослезилась. Как это было глупо!

Мне делали кесарево под спинальной анестезией (местной анестезией, при которой происходит обезболивание нижней половины тела. — Прим. ред.), минут через двадцать вытащили ребёнка — я почувствовала, будто с живота сняли тяжеленный груз. Сына показали сразу, дали поцеловать, а потом унесли мужу и маме, которые ждали в палате. После меня зашивали, пока я лежала измождённая и счастливая. Операция прошла около восьми утра, а уже в три часа дня мне помогли встать на ноги, принесли ребёнка. Дальше — как у самостоятельно родивших мам.

Поднимать ребёнка нужно было с первого дня: я находилась в палате одна, время для посещения родственников ограничено, медсёстры заходили только пару раз за день проверить, всё ли в порядке. Поднимать было трудно: сын весил четыре килограмма, было больновато на месте шва и, главное, страшно и непривычно. Но боль была приглушённой, потому что я принимала обезболивающее (примерно в течение десяти дней), как мне и сказали врачи. Шов сейчас делают косметический, его не надо снимать. Просто в первый день ходишь с наклейкой, на следующий день отклеиваешь её, и всё — можно, например, мыться в душе. Но, наверное, надо сказать, то, что у меня всё так легко прошло, — заслуга хирурга. Шов выглядит как тонкая линия и не будет виден, даже если я надену бикини. Моя врач сказала, что следующие роды лучше планировать не ранее чем через два года и сразу ориентироваться на кесарево — несмотря на мнение, что стоит пробовать рожать самой даже после первой операции. Так что я думаю, что если решимся на второго ребёнка, то буду планировать кесарево.

Раньше я слышала рассказы женщин, для которых необходимость экстренного кесарева стала ударом и повлекла за собой послеродовую депрессию. У меня не было ничего подобного. Боюсь представить, что было бы, если бы мне пришлось ещё двенадцать часов корчиться в схватках, да и о рисках для ребёнка думать не хочется. На мнение людей, которые считают, например, что дети, рождённые с помощью кесарева, чем-то хуже тех, кто родился при естественных родах, мне вообще наплевать.

старшему ребёнку десять лет,
младшему два года

С первым ребёнком ничто не предвещало кесарева, и оно не обсуждалось — я за естественные роды. Дело было десять лет назад. Тогда на сроке семь с половиной месяцев в поликлинике меня отпустили в свободное плавание, и почти два месяца я просто ждала дня родов. Они у меня были платные, где-то за неделю до них врач попросила меня приехать на осмотр. На УЗИ выяснилась очень неприятная картина — у меня резко «постарела» плацента (имеется в виду состояние, при котором плацента преждевременно „исчерпала“ свой ресурс и не доставляет плоду достаточное количество кислорода и питательных веществ. — Прим. ред.). Врач сказала: «Лера, у тебя два дня. Ты приходишь либо завтра, либо послезавтра. Ждать, пока ты сама разродишься, мы не можем». И я пришла. Мне вскрыли пузырь, чтобы попробовала родить — и я ушла в стремительные роды: за сорок минут было раскрытие шейки матки шесть сантиметров. Но врач вдруг перестала слышать сердцебиение ребёнка: они взяли один аппарат, второй — сначала подумали, что не работает. В итоге забегало всё отделение.

Оказалось, что у меня отошла плацента. Моя врач сидела лицом ко мне, напротив висело большое зеркало, а у меня за спиной стоял другой врач. Я видела, как он показал рукой: «Кесарим?» Она: «Да». И мне: «Лера, у нас максимум пять минут. Ты должна просто подписать документы». Пока меня везли в операционную, я правой рукой чёркала какие-то палочки.

Мне сделали общий наркоз (сейчас при кесаревом сечении общий наркоз используют реже, в основном в экстренных ситуациях или если не действует другой вид анестезии. — Прим. ред.). Сначала мне поставили эпидуралку, но, как мне потом объяснили, так как пошла отслойка плаценты и была острая гипоксия плода, меня на пятнадцать минут ввели в наркоз — чтобы ребёнку поступал кислород. Первое, что я спросила, когда очнулась: «Что с ребёнком?» Мне ответили: «Не волнуйся, он родился плохенький, 5/7 по Апгар, но очень быстро приходит в себя». Его принесли только утром. Конечно, всё перевернулось с ног на голову: я не видела момента родов, не было прикосновений, ощущений — всё прошло мимо. Но никакого укола из-за того, что родила не сама, я не ощущала. Шрам у меня был под животом — тогда зашивали нитками; после я ходила на процедуры, на которых сушили шов — он у меня мок (такое возможно, если шов заживает недостаточно быстро или есть воспалительный процесс и требуется дополнительный уход. — Прим. ред.). Вставать было безумно тяжело, смеяться невозможно. Швы сняли на седьмой день.

Читайте также:  Боль в спине слева на уровне талии тошнота

Когда я забеременела во второй раз, то думала, что буду рожать с помощью кесарева — из-за сложностей в первых родах. Во время беременности мне поставили гестационный диабет (в итоге диагноз не подтвердился) и отправили в один из лучших московских перинатальных центров, где я попала в руки замечательных специалистов. Но они почему-то решили, что я буду рожать сама. И самое интересное было в том, что я согласилась.

Мне поставили катетер Фолея (используется для стимуляции родов. — Прим. ред.), на протяжении всей ночи у меня были схватки, но шейка матки не раскрывалась. Утром меня всё-таки доставили в родовое отделение, но шейка была тугая настолько, что врачи не представляли, как я справлюсь самостоятельно. Меня отправили обратно в отделение патологии и сказали, что если до конкретного числа не рожу, будут делать кесарево. Так и получилось.

Во второй раз операция прошла по-другому. Я была в замечательном настроении, всё наблюдала и видела, потому что мне сделали эпидуральную анестезию. Ребёнка достали, положили на грудь — несмотря на то, что у него было двойное обвитие пуповиной. Через шесть часов я уже сидела, а ребёнка принесли в палату в одиннадцать часов вечера (родила я его в два часа дня). Швы обрабатывали два раза — снимать их было не нужно, они рассосались сами.

Я не переживала, что родила не сама. Я сполна ощутила материнство — у меня родился ребёнок, его положили на грудь. Слышала как-то: «Зачем ты кесарилась?» Это не касалось лично меня, просто заходили разговоры с общими знакомыми, и я чувствовала негативное отношение. А если операцию проводят по показаниям и от этого зависит здоровье мамы и ребёнка? Естественно, я пойду на кесарево и даже думать не буду об этом. Когда есть показания — лучше перестраховаться. Кстати, я часто слышу, что после кесарева якобы нет молока. Так вот: первого сына я кормила шесть месяцев, второго — больше двух лет.

Марина

старшему ребёнку семнадцать лет,
младшему восемь лет

Первого сына я должна была рожать сама, но к концу срока он перевернулся и «сел» на попу, так что из-за тазового предлежания мне назначили операцию. Рожала я платно. Помню, захожу в операционную, врач говорит: «Раздевайтесь». Я сняла халат. Врач спросил: «А что вы очки не сняли?» Я сказала: «Я не могу их снять, ничего не вижу». Рассмешила персонал. Наркоз был общим: меня кольнули, я стала считать до десяти, но последние числа уже не помнила. Отпечаталось только, что когда отходила от наркоза, то рассказывала стихи: «Мороз и солнце, день чудесный!» Ещё запомнила, как анестезиолог мне говорит: «Мамочка, вы меня слышите?» — «Да». — «У вас сын родился. Вы понимаете?» — «Нет». И этот диалог повторялся несколько раз. Сын родился в три часа дня, а принесли мне его в шесть утра на следующий день. Восстанавливалась я постепенно: было время для отдыха, потому что ребёнка принесли не сразу. Никакой сверхъестественной боли после операции не чувствовала, шрам зажил быстро.

Младшего сына я родила тоже с помощью кесарева — у меня до этого была операция, от которой остался большой шов на животе, поэтому вариантов не было. На вторых родах у меня был не общий наркоз, а эпидуральная анестезия, и мне показалось, что этот вариант лучше: сына сразу приложили к груди. Единственное, мне кажется, что от эпидуралки у меня потом чесалось тело —думаю, это было что-то аллергическое. Схватки начались раньше срока (я тогда лежала в дородовом отделении), и врач уговорил меня сделать эпидуральную анестезию. Мне попалась молодая команда, они всё делали с шуточками, смеялись: «Сегодня день нашего анестезиолога, так что вам сына надо Романом назвать». Сделали укол. Я говорю: «Мне больно, не делайте ничего». Хотя они ничего не делали — мне эта боль просто казалась, я боялась, что будут резать «по-живому». Через некоторое время врач спросил: «Ну что?» «Всё равно болит», — отвечаю. «Я уже ребёнка достаю». Кстати, звуков скальпеля и шприцов я в итоге не слышала. После вторых родов отходила примерно так же, как после первых: ребёнка старалась не носить, шов болел, но терпимо.

У меня есть знакомая, которая переживала из-за кесарева: она хотела родить сама, но у неё отошли воды, она рожала часов восемь, а потом ей сделали операцию. У меня же никогда не было чувства вины: ребёнок должен родиться, его же нельзя там оставить. Так какая разница, как это получилось?

Дарья

Ребёнку шесть лет

Где-то за пару месяцев до родов выяснилось, что у меня маловодие, двойное обвитие пуповины вокруг шеи плода и тазовое предлежание. Доктор сказала, что в этих условиях ребёнок уже не перевернётся вниз головой и точно придётся делать кесарево. Операция была плановой — насколько я помню, за неделю или две до сроков родов. Конечно, я очень волновалась: я боюсь даже сдавать кровь и делать прививки, а тут тем более. Но у меня была очень хорошая врач, заведующая отделением: мы общались с ней по телефону, я могла задать любой вопрос — а она успокаивала меня.

Операция прошла хорошо. Мне делали спинальную анестезию — врач сказала, что это лучше, чем эпидуральная. Честно говоря, я не совсем поняла почему, но вроде как считается, что это более современный метод. Я довольна тем, как всё прошло — во многом благодаря врачу: сработано было чисто, шов аккуратный. Анестезиолог тоже молодец — было не больно, как иногда рассказывают; единственное, меня очень сильно тошнило во время операции. Было такое ощущение, что я только наполовину в сознании: вроде бы здесь и вроде бы не здесь. Мне было так плохо, что анестезиолог минут через десять после начала операции предложила мне поспать. Я согласилась — увидела ребёнка, его унесли, и дальше я уже спала. Проснулась уже в реанимации.

Операция началась в час дня, а в палате я оказалась часов в одиннадцать вечера. Самый тяжёлый период — это первые несколько часов в реанимации, когда начинаешь приходить в себя после и чувствовать боль там, где был разрез. Ещё меня сильно колотило: как я потом узнала, это такой «отходняк» после спинальной анестезии.

На следующее утро, конечно, было очень тяжело. Помню, медсестра не очень вежливо со мной разговаривала — я вызвала её по личному вопросу, а она посчитала его неважным, просто развернулась и вышла. Потом, уже на вторую ночь, врач посоветовала спать на животе. Я сделала это и сразу почувствовала себя человеком, стало гораздо легче. С каждым часом мне становилось всё лучше, а через день у меня было уже столько энергии, что я не знала, куда её деть, и гуляла по коридорам. Меня держали в больнице в течение недели, хотя я считаю, что трёх дней было бы вполне достаточно.

Дальнейшее восстановление прошло гладко. Мне хорошо зашили разрез — врач была профессионалом; шов не очень сильно болел, поднимать ребёнка не было проблемой. Операция повлияла только на кормление, поскольку ребёнка сразу не приложили к груди; у «кесарят», как правило, в принципе проблемы с этим. Мне пришлось практически сразу давать ему смесь — с грудью не получилось.

По поводу дальнейших родов врач сказала: «Может, и попробуешь сама родить». Я подозреваю, что если впоследствии захочу ещё ребёнка и смогу с ней связаться, возможно, мне удастся сделать это естественным путём. Все остальные врачи в поликлиниках и в роддоме любят твердить, что после кесарева обязательно кесарево — и не раньше чем через три года. Я в принципе готова к тому, чтобы второй раз родить и через операцию.

Со стереотипами и предубеждениями по поводу кесарева сечения я сталкивалась. Говорили, что у детей, родившихся так, чаще бывают проблемы со здоровьем. Но это примерно такой же стереотип, как о кормлении грудью и искусственными смесями. Я просто махнула на это рукой — не хочется думать, что твой ребёнок чем-то хуже других. К тому же сейчас он гораздо реже болеет, чем многие другие дети его возраста. С иммунитетом у него всё в порядке.

Кесарево сечение (КС) — это акушерское хирургическое вмешательство, цель которого — извлечение ребенка из живота матери через разрезы на брюшной стенке матки.

Показания к КС

  1. Диспропорциональное несоответствие размеров ребенка (чаще головы) и тазовых размеров матери. В идеале, такая диспропорция должна быть определена еще до родов, но иногда этот факт обнаруживается только в процессе рождения. В таком случае проводится КС в родах.
  2. Нарушения предлежания, то есть установка ребенка для родов к входу в малый таз не головой, а другой частью тела. Возможно ягодичное, поперечное, предлежание головкой вперед, но при этом в малом тазу ребенок фиксируется лобиком или лицом, асинклитическое вставление — голова внизу, но в малый таз не входит ничем.
  3. Нарушения родовой деятельности, в частности затянувшийся I период, а при оказании медицинской помощи отсутствие результата. В этом случае КС также проводится в родах, поскольку предположить такой ход событий до них невозможно.
  4. Выпадение пуповины и риск ее защемления. В родах ребенок живет и дышит пуповинной кровью. Если канатик выпадет, то тело малыша его пережмет, кровь перестанет поступать.
  5. Предлежание плаценты: патологическое ее расположение, когда после раскрытия шейки, плацента отходит от стенки матки, перекрывает вход в зев и ограничивает поступление кислорода ребенку. Может сопровождаться кровотечениями с 30 недели.
  6. Еще одна патология плаценты — ее отслойка, когда она отходит от матки слишком рано. Для плода это чревато кислородным голоданием, а для мамы кровотечением, болями. Также нередко становится причиной экстренного КС. Если отслойка происходит на последних сроках вынашивания, то женщине проводят кесарево. Однако часто это случается непосредственно во время родов, и тогда операция проводится по экстренным показаниям. Факторами риска являются курение, гипертоническая болезнь, заболевания сосудов матери.
  7. Беременность более чем одним плодом повышает риск осложнений со стороны и матери и малышей. Поэтому кесарево при многоплодной беременности проводят чаще, чем при одноплодной.
  8. Хронические болезни матери. Заболевания сердца, почек, сосудов, в том числе гипертоническая болезнь, астма, ХОБЛ, высокая миопия, патологии сетчатки и другие, которые могут стать причиной резкого ухудшения здоровья матери и/или ребенка непосредственно в родах — они требуют большой отдачи сил, вызывают стресс. Некоторые инфекции могут заразить ребенка при прохождении. КС — способ снизить риски в перечисленных случаях.
  9. Болезни, нарушения развития плода. Если контрольные обследования, назначаемые непосредственно во время родов, указывают на страдание ребенка (нарушения работы сердца, снижение кровотока и т. п.), то кесарево помогает спасти ребенка. В случае уже диагностированных патологий, решение о КС принимается на основании данных обследований и текущих показателей.
Читайте также:  Быстро вылечить бронхит дома

Среди других показаний к КС стоит отметить:

  • несостоятельность рубца после предшествующего кесарева;
  • узкие размеры таза или его деформация вследствие заболеваний;
  • опухоли, как половых органов, так и экстрагенитальные;
  • миоматозные узлы;
  • ранее проведенная пластика шейки, влагалища в т. ч. после разрывов;
  • зачатие путем экстракорпорального оплодотворения, инсеминации при наличии других показаний;
  • маловесный плод;
  • осложненное течение беременности при бесплодии, переношенности;
  • критическое состояние роженицы.

Когда назначается и проводится кесарево сечение?

Хирургическое родоразрешение может быть плановым и экстренным. Плановое кесарево дает лучшие результаты в плане отдаленных последствий для матери. Связано это с хорошей подготовкой, возможностью предупредить вероятные осложнения. Результаты при планово проведенных операциях значительно лучше, чем при экстренных.

Предоперационная подготовка заключается в создании комфортных психических условий, предупреждение невротических реакций, профилактике послеоперационных трудностей. Накануне операции женщина выполняет гигиенические процедуры, очищает кишечник. С вечера ограничивается прием пищи, перед операцией вводят лекарства, способствующие снижению страха, боли.

При экстренном вмешательстве делают местную гигиеническую обработку, промывают желудок, предупреждают риск дыхательных расстройств.

Проводится кесарево сечение под наркозом, в основном ингаляционном или с перидуральной анестезией.

  • Плановое кесарево. Назначается заранее по показаниям, дата выбирается врачом в соответствии с результатами обследований, определения ПДР, анамнеза жизни и беременности. Как правило, госпитализация в роддом проходит за 1-2 дня до операции, в это время сдаются необходимые анализы, проводится подготовка к анестезиологии, подписываются необходимые документы, в том числе информированное согласие пациентки. В зависимости от причин КС может быть проведено на 38-39 неделе или после появления схваток. Продолжительность операции 45-60 минут, ребенок появляется на свет в первой ее половине.
  • Внеплановое или КС по экстренным показаниям. На долю таких вмешательств приходится большая часть хирургического родовспоможения. Самая частая причина их — внезапно развившееся ухудшение состояния плода.

Послеоперационный послеродовой период. Реабилитация женщины

То, как будет протекать восстановление после проведенного вмешательства, зависит от многих причин и объективных факторов, в том числе медицинских. Можно выделить три главных проблемы этого периода.

  1. Боль. Болеть может рана, как, впрочем, и любой послеоперационный шов. К тому же, инволюция матки (ее обратное восстановление) после КС протекает, так же как и после обычных родов, поэтому не избежать болевых ощущений и по этой причине. Из-за того, что любая операция вызывает временное нарушение работы кишечника, будут беспокоить газы, которые могут стать причиной спазматических болей. Для решения этой проблемы будут назначены обезболивающие, симптоматические препараты, при необходимости антибиотики. Местное охлаждение (пузырь со льдом или гипотермический пакет) поможет справиться с болью в ране и матке, уменьшит отек.
  2. Шов. Обычно он доставляет дискомфорт в течение 1-3 суток, а затем начинается заживление. Не стоит расстраиваться из-за непривычного цвета: красноватый или фиолетовый оттенок уйдут через несколько месяцев, шрам будет малозаметным. Если же разрез был косметическим, то он делается по линии роста волос, над лонным сочленением и там его не видно.
  3. Метеоризм. Газы в большом количестве начинают образовываться из-за атонии (снижения нормального тонуса) кишечника. Они с трудом отходят, скапливаются, растягивают стенки кишечника, спазм вызывает боль, тошноту, чувство слабости. Как только режим будет расширен, разрешат вставать, работа кишечника наладится, метеоризм уменьшится. В эти дни лучше соблюдать диету, в которой не будет продуктов, усиливающих образование газов: ржаного хлеба, капусты, гороха, сладостей и т. п.

Образ жизни после кесарева сечения

Двигательная активность в постели разрешена примерно через 12 часов после родов, хотя, конечно, решает этот вопрос врач. Палатный режим — то есть ходьба на короткие расстояния, — к концу первых суток. Расширять свой режим очень важно: если долго лежать, то замедляется ход инволюции матки, усиливается атония кишечника, повышается риск несостоятельности швов.

В первые несколько минут после присаживания в кровати могут появиться дискомфортные ощущения, головокружение, подташнивание, слабость, дрожь в руках. Чтобы снять эти ощущения можно посидеть, сгибать руки и ноги. Затем можно осторожно вставать: опустить с кровати ноги, найти опору, поочередно поставить ноги на пол. Не нужно сгибаться и держаться за шов: он не разойдется. Постояв и привыкнув к вертикальному положению, можно начинать ходить: сначала вдоль кровати, потом все дальше и дальше.

Одна из проблем после КС — вскармливание ребенка грудью. Трудно найти положение, которое бы не мешало швам, масса тела ребенка давит на послеоперационную область. Сейчас есть много вариантов подушек для кормления. Можно выбрать такую, чтобы с ее помощью было удобно кормить ребенка лежа, а при необходимости кормить на руках — положить на свой живот, защитив тем самым послеоперационную рану.

Госпитализация после этого вида родоразрешения длится до 7 дней. Затем устанавливается щадящий режим: нельзя поднимать тяжести, «работать» прессом. Через несколько недель эти ограничения будут сняты, но когда это произойдет точно, зависит от состояния здоровья женщины, возраста, массы тела, скорости заживления и т. п. Пока же, как минимум 6 недель поднимать тяжести больше, чем вес ребенка, нельзя. Дыхательная гимнастика, рекомендованные врачом упражнения, отдых помогут восстановиться быстрее.

Интимные отношения после кесарева — вопрос индивидуальный, но врачи рекомендуют воздержание до 4-6 недель. За это время восстановится организм, придут в норму выделения, заживет шов, отпустит боль.

Естественные роды после кесарева сечения

Врачи рекомендуют предохраняться как минимум два года после операции. Перед тем как зачать следующего ребенка, нужно проверить состоятельность шва на матке и готовность организма в целом.

Вероятность рождения следующего ребенка естественным путем есть, особенно если причин, приведших к кесареву ранее, больше нет.

Однако врачи чаще настраивают женщин на то, что и следующие роды будут хирургическими. Не нужно стесняться обсуждать эту тему с врачами: иногда такое решение связано не с объективными причинами, а с желанием врача подстраховать женщину. Можно также сделать платно дополнительные обследования, которые предоставляют многие клиники крупных городов — Москвы, СПб, Нижнего Новгорода, специализирующие на проблемах родов, и дающие наиболее полную картину оценки состояния организма женщины.

Как показывает статистика, около 80% вполне способны после КС родить естественным путем. Разрывы матки, чего так всегда боялись женщины, сегодня редкость — менее 1% связано с полным разрывом, и около 1,5% с неполным. Связано это с совершенствованием техники операции, использованием нижнего поперечного разреза вместо продольного, улучшением качества шовного материала.

Плюсы естественных родов после кесарева сечения

Естественные роды имеют много преимуществ по сравнению с хирургическими. Помимо чисто медицинских, есть и эмоциональные плюсы.

Со стороны матери

  • Снижение риска развития осложнений после КС.
  • Снижение риска чрезмерной потери крови.
  • Уменьшение вероятности развития послеродовых инфекций.
  • Отсутствие риска ятрогенных повреждений внутренних органов (кишечника, мочевыводящих путей).
  • Быстрое восстановление женщины.
  • Проще проходит ГВ.
  • Уменьшаются риски нарушений дыхания.
  • Исключаются осложнения в родах и после (переломы, травмы мягких тканей).
  • Предотвращение операционных повреждений (переломы и т.д.)
  • Ребенок рождается в сроки, когда его организм окончательно созрел и готов к рождению.
Ссылка на основную публикацию
Что означает белый язык у взрослого человека
Опытный врач при осмотре пациента всегда просит его показать язык. По этому органу любой терапевт сможет «прочитать» многие сигналы организма....
Что можно после операции на глаза
САМЫЙ ДЕЙСТВЕННЫЙ И БЕЗОПАСНЫЙ СПОСОБ ОСТАНОВИТЬ ПРОГРЕССИРУЮЩУЮ МИОПИЮ (близорукость) У ДЕТЕЙ И ВЗРОСЛЫХ - ЭТО ОРТОКЕРАТОЛОГИЯ (НОЧНЫЕ,ОК ЛИНЗЫ). С 2013...
Что можно приготовить для беременной
Один из важнейших вопросов, возникающих у беременной женщины — как правильно питаться или какие изменения внести в свое меню в...
Что означает в мазке кокковая флора в мазке
Каждая женщина хотя бы раз присутствовала на плановом осмотре гинеколога и в ходе него сдавала мазок на влагалищную микрофлору. О...
Adblock detector