Что делать при булимии

Что делать при булимии

  • 6 сентября 2017 в 13:45
  • 37

Пищевые расстройства, в которые входят анорексия, булимия и компульсивное переедание, называют еще расстройствами пищевого поведения (РПП). Согласно статистике, за РПП числится самый высокий уровень смертности по сравнению со всеми остальными психологическими расстройствами, а 25 % девушек в возрасте от 16 до 22 лет используют переедание и очищение желудка и кишечника как способ контроля веса. При этом к лечению и госпитализации прибегает лишь один человек из десяти.

The Village поговорил с Аней Мирошниченко, автором фотопроекта «Открой в себе богиню», который она создала, проходя лечение от булимии в клинике неврозов в Москве. Своими снимками Аня рассказывает о жизни в постоянной борьбе с собственным телом и об историях девушек, которые столкнулись с тем же.

О том, как начались проблемы с перееданием

Я всегда ела что хотела, у меня не было загона по поводу фигуры. Но однажды, лет десять назад, я встала на весы, а мама, проходя рядом, обронила: «Ой, прямо как я год назад». И тут я задумалась — неужели я такая же толстая, как мама? Я всегда считала себя коренастой, но не толстой.

Тогда я начала худеть. Все, как обычно: фитнес-зал, тренировки, правильное питание. При этом у меня бывали срывы в еде, особенно в сладком — я вообще сладкоежка. При срыве ты начинаешь есть без остановки: быстро, бесконтрольно запихивать в себя еду. Как правило, это вредная еда или вкусняшки. Остановиться невозможно, потому что не наступает насыщения, хотя желудок уже не способен вмещать еду. Потом из-за чувства вины и страха, что все это обязательно отложится на боках, идешь в туалет и провоцируешь рвоту. Когда место в желудке освободилось, идешь и вновь ешь.

Так продолжалось много лет. Года три назад (мне было 32) произошел серьезный срыв. На тот момент я не позволяла себе сладкое лет десять, ела только фрукты. И поскольку я сладкоежка, то всегда ходила злая. Постоянно думала о еде, во время завтрака представляла, что я буду есть на перекус. Съела с чаем ложку меда — и понеслось: я точила батоны, печенье, вафли, съедала по кастрюле макарон, гречки. Когда желудок уже физически не мог принимать пищу, бежала в туалет очищаться, и потом опять. Я поняла, что можно есть вкусности бесконечно.

Если раньше такие срывы происходили раз в месяц, то потом они стали раз в неделю, а потом — каждый день. Тогда начался зажор, который продолжался месяца два-три. Я занавешивала зеркала, старалась на себя не смотреть. В последний раз у меня высыпали капилляры на лице. Я покрылась красными пятнами, и у меня пошла кровь из носа. Я поняла, что больше так продолжаться не может. Еда замещала эмоции: грустно — идешь есть, скучно — идешь есть, радостно — идешь есть.

Как выглядит нервная булимия

Вообще, обычно булимички наедаются в одиночестве. А я работаю на телевидении, часто езжу снимать. И график «неделя через неделю». Выходная неделя — это повод нажраться: никто же этого не видит.

Когда я поняла, что наступает зажор, я начала заматывать себе руки эластичным бинтом. Потому что, когда ты постоянно очищаешься, костяшки пальцев царапаются за зубы и появляются шрамы. А в бинте ты же не полезешь в рот. Потом я придумала другую фишку: как только я чувствую приближение срыва, я иду себя фотографировать. Отчасти здесь есть элемент мазохизма: когда себя снимаешь, смотришь потом и думаешь: «Ты такая отекшая, там обвисло, тут обвисло, ты жирная-прежирная», — и опять идешь на кухню жрать. Но сколько можно себя фотографировать? Потом я открыла для себя, что можно очищаться зубной щеткой — быстрее и без травмирования рук. Правда, одна знакомая засунула себе зубную щетку так, что та застряла в пищеводе. Ей делали операцию, разрезали пищевод.

Когда я понимала, что наступает зажор, я начала заматывать себе руки эластичным бинтом. Потому что, когда ты постоянно очищаешься, костяшки пальцев царапаются за зубы и появляются шрамы

Работа — это сдерживающий фактор. Во-первых, нужно время, чтобы нажраться, а ты везде на виду. Во-вторых, надо быстренько сбегать в туалет, а он — общественный. В-третьих, когда ты очищаешься, ты вся красная, опухшая, отекшая, глаза на мокром месте, а все-таки надо работать. Еще кариес постоянно, желудочный сок в рот попадает, зубы разрушаются — свои прелести.

Я пробовала уезжать. Только возвращалась все равно к своим баранам. Когда мы ездили в экспедицию в Вязьму, я поселилась рядом с хлебозаводом. Там был маленький магазинчик, где всегда свежий, мягкий хлеб. Понятно, чем все это заканчивалось.

Я подписана на одну девочку в Instagram, она делает, как сама это называет, «блев-пати». Она идет в «Ашан», покупает «Наполеон» в пластиковых контейнерах, какао пол-литра, творожки и две плитки шоколада или батончики. Идет в «Ашане» в туалет, запирается и все это съедает. Правда, я не знаю, сидит она на таблетках или нет, но обычно все сидят на таблетках. Потому что такой худобы и такого обезвоживания просто так не достигнешь. Есть одно очень страшное лекарство, мочегонное, оно действует таким образом: ты выпиваешь таблетку, сначала чувствуешь резкую боль в почках, а потом через 15–20 минут у тебя вся вода выходит. Оно продается без рецепта и очень дешевое.

Как окружающие воспринимают болезнь

К сожалению, люди не понимают моей болезни, они говорят: «Не блюй. Ну, объелась — посиди, переварится, и все». Или как девочкам с анорексией: «Иди поешь». Но это так не работает.

Я сама раньше не думала, что это проблема. Просто увидела во «ВКонтакте» что-то про булимию и загуглила. Начиталась в интернете, что булимией страдают те, кто не может принять себя, свое тело, слабохарактерные. Я думала: «Ань, что ты переживаешь, ты не ела нормально столько лет». Мама сначала тоже отшучивалась: «Прекрасно, ешь! Значит, у тебя организм этого требует». А потом, когда я с ней поделилась переживаниями, она забеспокоилась. Доходило до того, что она прятала зубные щетки, запирала туалет и смотрела, что я делаю после еды.

Муж не замечал моих особенностей, пока я ему не рассказала. Единственное, удивлялся, мол, ни фига себе ты ешь. Когда мы заказывали пиццу, он съедал три куска, а остальное — я, еще и корки за ним подъедала. Конечно, он говорил всегда, что я не толстая, нормальная, но все это не работает.

Друзья знали, но это все не выглядело как что-то серьезное. Ну, подумаешь, поела, пошла очистилась. Булимик, также как и анорексик, всегда найдет выходы, чтобы его не видели, чтобы никто не знал, чтобы в тайне нажраться и предаться своим утехам.

Про лечение

Мне стало страшно, когда я поняла, что самостоятельно не могу справиться.

Я прошла курс у психолога — десять сеансов, потом у меня было еще три психолога. Все мне сказали: «Иди к психиатру. И когда я получу заключение врача, что ты психически здорова, тогда будем работать с твоим комплексом».

Через знакомых узнала, что есть в Москве клиника неврозов. Там врачи поставили мне диагноз «нервная булимия» и положили лечиться. Клиника была похожа на дом престарелых или советский санаторий. Ты просыпаешься, когда хочешь, бежишь в душ или не бежишь в душ. Потом в 9–10 часов завтрак и таблетки. Дальше процедуры: ЛФК, йога, легкий электрошок, душ шарко или циркулярный душ. По пятницам — дискотеки. Курить нельзя, но если зайти за угол, то можно. Потом у тебя свободное время. Потом где-то в 13–14 часов обед, потом можешь поспать. Весь день ты читаешь, гуляешь, спишь, куришь, ешь и пьешь таблетки.

Когда я поступила, то написала, что у меня аллергия на лидокаин, а мне всадили укол «Мильгамма» (содержит лидокаин. — Прим. ред.). Мне стало плохо. Прибежал врач, стали выяснять, что у меня. Я пытаюсь сказать, что, вообще-то, я предупреждала, что у меня аллергия на лидокаин. И в ответ услышала: «Чаю крепкого попей». Единственное, ноги мне подняли, чтобы к голове кровь прилила.

Читайте также:  Нолицин для профилактики цистита

Потом мне стали давать какие-то таблетки, а у них такая побочка, что руки как плети висят. Даже стакан сложно держать. И такими таблетками пичкают там всех. Это антидепрессанты, которые по идее должны тебя вводить в состояние «жизнь прекрасна», а тебе все просто пофиг. Я не могла читать, не могла набирать сообщение в телефоне. В итоге просто сидела или ходила туда-сюда. Еще были таблетки, которые убивают аппетит, то есть тебе совершенно все равно становится — землю жевать или шоколад. Потом я перестала их пить, кстати, когда ты пьешь таблетки при сотруднике, рот не показываешь.

В клинике я тоже срывалась. Там можно с разрешения у медсестры или врача пойти магазин. Я уходила, покупала себе пять плиток шоколада, две сразу съедала, приходила в клинику и съедала еще три. У меня высыпал дикий диатез, но меня это не останавливало. Я даже спрашивала местного психолога, можно ли закодироваться от шоколада. Он сказал, что можно, но тогда я начну срываться на чем-нибудь другом: станет недоступен шоколад — буду есть макароны.

Про проект

Проект получился случайно. Когда куратор фотошколы, которая подписана на меня в Instagram, увидела, что я в клинике, она посоветовала начать снимать. Я притащила фотоаппарат. Нас в палате было пятеро. Вообще, там как-то не очень было принято говорить про свои диагнозы: кто-то скажет вскользь, но в подробности вдаваться — нет.

Римма, полненькая, ей диагноз поставили «шизофрения», что ли. Она вся в татухах, например, набила на себе член своего мужа. У нее танатофобия, она боится смерти

Кате 19 лет, недавно она окончила какой-то военный колледж. Она сирота, у нее только бабушка есть. Катя немного «девочка с улицы», у нее была какая-то ранняя беременность лет в 15, но она потеряла ребенка. Видимо, вследствие стресса у нее теперь организм не принимает еду. Когда она съест что-то, через какое-то время бежит в туалет, но не для того, чтобы засунуть себе два пальца в рот, а потому что у нее рвотные позывы. У нее по несколько раз брали кровь из вены, мы даже стали грешить на врачей, что нормально кровь взять не могут, а у нее кровь, оказывается, очень густая и быстро сворачивается, и это очень опасно — прямой путь к тромбозу.

Другая девочка, Римма, полненькая, ей поставили диагноз «шизофрения», что ли. Она вся в татухах, например, набила на себе член своего мужа. Все думают: «Ну и дура», — но когда я стала с ней общаться, то поняла, что она абсолютно нормальная девчонка, неглупая. Про эту татуировку она говорит: «Да, я люблю своего бывшего мужа; это самый красивый орган, который я видела в своей жизни. Хочу, чтобы он был со мной». Детство у нее тоже, видимо, было не очень, говорит: «Меня воспитали улица и водка». У нее танатофобия, она боится смерти. Но не просто смерти, все мы когда-нибудь уйдем в другой мир — она боится, что после нее останется пустота. Хотя детей она категорически не хочет, потому что, говорит, не может им ничего дать.

Еще была Вика, ей 45 лет, она инструктор в бассейне. Интересная, симпатичная, стройная, казалось бы, какие могут быть у нее проблемы? У нее было тревожное состояние, что она не могла спать. Она боялась, что во сне задохнется, — спала только днем несколько часов и ночью часа два, все время ходила с кислородным баллоном. У нас всегда были открыты окна, и мы не могли пользоваться дезодорантами или духами: ей постоянно не хватало воздуха.

У другой девочки, Милы, тоже была булимия, она мне насоветовала разных таблеток, потом сказала не пить их ни в коем случае — у них какая-то страшная побочка. Она очищалась с помощью зубной щетки, ручки и по нескольку раз. То есть если обычно после еды бежишь и один раз это делаешь, то тут она очищалась, потом шла пила литр воды, потом еще раз очищалась и еще раз, чтобы не осталось вообще ничего. Потом закрепляла результат каким-нибудь слабительным или мочегонным. Она актриса, это многое объясняет: очень завышенные требования к себе. У нее была булимия, была анорексия, но поступила она с шизофреническим расстройством, когда нужно постоянно что-то делать. Например, стоит на столе стакан, его нужно переставить сначала влево, потом вправо. Это очень мучительно, когда тебе мозг постоянно приказывает что-то делать, и ты не можешь это игнорировать. Ты все время ходишь-ходишь, не можешь стоять, пока не уснешь. Я тоже спрашивала: «А что, ты не можешь этого не делать?» То же самое, как меня спросить: «Че, ты не можешь не бегать в туалет?»

Другая девочка Рита — психотерапевт. У нее тоже была булимия, но на фоне общего тревожного расстройства. Рита из Израиля, ей, наверное, надо было где-то перекантоваться, она и пожила там чуть-чуть. Ей выписали дикое количество транквилизаторов. Это чем-то напоминало «Пролетая над гнездом кукушки», только здесь не делают лоботомию, а просто забивают на тебя. Когда она стала пить таблетки, она ходила, говорила какие-то странные вещи, а когда отошла, сказала, что ей ведьмы мерещились.

Сначала я просто не видела смысла говорить о булимии. А потом, когда так получилось, что я сняла проект, его надо было показывать. Я показала. То есть первый раз вышла публично с этим. Сейчас я думаю: «А что тут такого? Ну да, есть у меня такая проблема».

О жизни после клиники неврозов

Я не могу сказать, что лечение мне очень помогло. Когда я ушла оттуда спустя три недели, психиатр сказала, что можно наблюдаться там, приходить раз в неделю-две. Но я не стала. Еще она сказала, что нужен хороший психотерапевт. И годами с ним работать — тогда все это пройдет.

Конечно, хочется быть красивой, подтянутой, без целлюлита. Но если раньше для меня главным были цифры на весах, сантиметры, то сейчас я хочу быть здоровой. Срывы до сих пор случаются — в основном из-за плохого настроения или из-за скуки. Недавно я поправилась на шесть килограммов, и меня это удручает. Но я сейчас стараюсь позволить себе есть все. Я хочу не думать постоянно о еде, относиться к ней иначе. Это не утешение, не развлечение, она только дает энергию.

Я до сих пор стараюсь работать над принятием себя. Сейчас все деньги уходят на фотографию, на учебу, поэтому не хожу к психологу. У районных психологов советы из разряда «полюби себя», «перестань нервничать», «почитай библию». Один говорит: «Кольцо из носа вытащи». Я решила, что забью себе график полностью, но это тоже не решение проблемы. Так я почувствую себя как загнанная лошадь, а загнанных лошадей пристреливают.

Реальные имена героев изменены по просьбе автора фотопроекта.

«Когда все вокруг говорили, что я анорексичка, я смеялась. Но потом заметила, что если прибавляю 200 граммов, у меня начинаются истерики».

«Я не могу купить хлеб и есть его на завтрак, обед и ужин. Я съем сразу и снова пойду в магазин. Еда — это как бальзам».

«Если я набираю вес, то чувствую себя человеком второго сорта».

Люди, которые это говорят, годами живут или жили с расстройством пищевого поведения (РПП). Чаще ему подвержены девушки, и начинается оно в подростковом возрасте. Точной статистики в России по РПП нет — мы даже не можем сказать, сколько людей с ним сталкивается. Ясно одно — им всем нужна помощь. И мало кто может ее оказать.

Читайте также:  Скрабик для желудка из овсяных хлопьев отзывы

«Врач спросила: «Зачем вы вызываете рвоту?»

«Я прихожу на каток, и мне говорят: «Сейчас под тобой лед провалится». А когда иду по улице, мне в спину кричат: «Жирная корова, страшная свинья, похудей». Марине 27, ее рост — 1 метр 68 сантиметров, она носит 50–52-й размер и последние три года живет с булимией. Время от времени она съедает очень много еды за раз («заказываю на дом пиццу, роллы и так далее»), а потом идет в туалет и вызывает рвоту. Марина живет не в столице, но в крупном городе: «Это не глухая деревня, где есть три врача и все — стоматологи». Но где и как ей лечиться, она не знает.

Несколько лет назад после психологической травмы у Марины развилась эпилепсия. Врач назначил ей препарат, от которого очень часто набирают вес, — это четко прописанная в инструкции «побочка». На нем девушка сильно поправилась. Потом из-за проблем со щитовидкой ей прописали жесткий диетический стол — только овощи и рыба в ограниченных количествах. К этому времени вес превысил 95 килограммов, но диета помогла скинуть около десяти. А потом начались срывы.

«Я просто ела и ела. Мне было стыдно: я же и так крупная. Я думала: оказывается, не миф, что люди толстеют, потому что просто много едят». В первый раз она опорожнила желудок, потому что «это был естественный выход — просто стало плохо от еды». А дальше это стало происходить по несколько раз в день. Болел желудок, сохла кожа.

Все это время Марина ходила по врачам — у нее было (и есть) много проблем со здоровьем. Она посещала только частные клиники, платила по 2 тыс. рублей за прием и везде слышала «вам надо похудеть». Поэтому никому из них она не решалась рассказать, что с ней происходит. Только найдя психолога, который не стал «заставлять худеть», Марина сумела рассказать о своей главной проблеме. Сейчас приступы «очищений» случаются уже не так часто. Обычно она просто переедает.

Марина уже понимает: то, что с ней происходит, — не слабость, не неумение себя контролировать, а болезнь. Но иногда это приходится объяснять другим. «Однажды я рассказала об этом врачу-гинекологу, и она спросила: «Зачем вы вызываете рвоту?» Я говорю: «Вы сейчас меня спрашиваете, зачем я болею булимией. А если б я заболела гриппом, вы бы спрашивали — зачем?»

«Это просто некое расстройство!»

Марина так и не отправилась лечиться к хорошему психиатру — говорит, что своем городе она такого не нашла. Аня тоже не нашла, хотя и живет в Москве. У нее булимия уже несколько лет, она безуспешно лечилась в одной из столичных клиник, и однажды из-за частых вызываний рвоты у нее засорился унитаз: «Когда сантехник вытаскивал хлебные мякиши, он решил, что это пластилин». Но государственных психиатрических больниц она боится: «Поставят на учет». А тратить деньги на частную клинику не хочет: «Я делаю выбор в пользу учебы». Аня вроде бы признает, что больна, но все равно говорит: «У меня же не шизофрения. Это просто некое расстройство!»

Вообще-то от «некоего расстройства», к которому многие относятся несерьезно, можно умереть. «У тех, кто не излечивается в течение десяти лет, выживаемость около 78%. У тех, кто в течение 20, — около 63%», — говорит Анна Коршунова, руководитель Центра изучения расстройств пищевого поведения (ЦИРПП), врач-психиатр, врач-психотерапевт, диетолог.

Аня и Марина говорят, что одной из отправных точек их болезни стало отношение общества к полным людям: они так боялись набрать вес, что предпочитали «очищаться». Анна Коршунова уверяет: какой-то одной причины у РПП нет.

Самые распространенные виды РПП — это булимия и анорексия (при ней человек сильно ограничивает себя в пище). Есть еще компульсивное переедание, при котором навязчивые фантазии о еде заканчиваются только после приступа обжорства (и лишь на недолгое время). Общее здесь одно: любой вид РПП начинается с головы. С чувства, что с вами что-то не так, вы недостаточно хороши — внешне или внутренне. Что вам с собой плохо и неуютно. И это напряжение становится настолько сильным, что избавиться от него надо прямо сейчас, в эту минуту.

Кто-то из-за такого напряжения начнет пить, кто-то — принимать наркотики. А кто-то придет к нездоровым отношениям с едой. «Ограничение себя в еде успокаивает, потому что гормоны надпочечников выбрасываются в кровь. Это так называемая голодная эйфория, — говорит Коршунова. — То же самое с перееданием и рвотой: пока я ем, не испытываю внутреннего напряжения, а потом рвота приносит облегчение». Отличить анорексию, булимию и компульсивное переедание от простых «я на диете», «я переел до тошноты» и «я целую неделю мечтаю об оливье» просто. Пока вы здоровы, вы можете работать, общаться с друзьями и вообще думать о чем-то кроме еды. При патологии мысли о еде захватывают, и человек способен сбежать с работы, чтобы поесть. «Пациенты с булимией могут достать еду из помойки, — объясняет Анна Коршунова, — или украсть продукты, потому что денег просто нет, а переесть — надо». Здоровый человек такого делать не станет.

«Если еды не оставалось, я ела бумагу»

«Весь день строился на еде: один прием пищи, другой, следующий. Вот я легла спать, думаю: проснусь — поем. На завтрак я съедала овсянку на воде из 30 граммов крупы с ложкой меда. Потом перекус — 15 граммов орешков. Обед — 100 граммов вареной курицы или рыбы и 70 граммов овощного салата без заправки, даже соль класть боялась. А вечером — кефир с имбирем, красным перцем и корицей. Все удивлялись, как это вообще можно пить».

«Я покупала четыре пончика, десять булочек, четыре упаковки попкорна, несколько пачек разного печенья по 400 граммов, восемь плиток шоколада, пять чебуреков и несколько пачек замороженных наггетсов. Несколько пачек конфет, зефира, печенья. И все это могла съесть за полчаса, а потом снова шла в магазин».

Эти слова принадлежат одному человеку. Ксении 20 лет, проблемы с едой у нее начались примерно в 15. Она весила 80 килограммов при росте 165 сантиметров, ее травили в школе, и она начала худеть. То сбрасывала вес до 42 килограммов, считая каждый грамм еды, то начинала срываться — переедать и вызывать рвоту. И постоянно думала о том, как она выглядит со стороны.

Про анорексию и булимию часто говорят, что это «сестры-близнецы». «На мой взгляд, это одна и та же болезнь. Просто на разных ее этапах можно продиагностировать то одно, то другое», — считает Анна Коршунова. «У этих болезней одна основа, но разные проявления, — добавляет Никита Чернов, психолог, заведующий отделением психотерапевтической помощи и социальной реабилитации ПКБ №1 им. Н.А. Алексеева. — И одна может перетекать в другую».

При булимии человека преследуют навязчивые мысли о еде. При анорексии — страх перед едой и необходимость быть нездорово худым. Это не из-за нелюбви к себе — просто человек уверен, что он может быть здоров и красив только при небольшом весе. Иногда при анорексии люди также занимаются «очищением» организма, чтобы вес уходил быстрее. Часто — при помощи лекарственных препаратов. Результат всего этого — короткий сон, постоянный холод, шелушащаяся кожа и выпадение волос. На коже волосы при этом растут — так организм пытается согреться. Снижается плотность костной ткани — настолько, что человек может сломать руку, просто подняв сумку. «Ее плотность можно добрать до определенного возраста, — говорит Коршунова. — То есть если в 13–15 лет (а обычно заболевают в эти годы) пациент ее недобрал, у него на всю жизнь останутся хрупкие кости. Анорексию он вылечит, а руки будет ломать и в 40 лет». «Это — самое опасное для жизни психическое заболевание, — добавляет Никита Чернов. — По статистике, в разных странах из-за его последствий умирают от 5% до 20% заболевших». Чаще всего — из-за сердечно-сосудистых нарушений.

Читайте также:  Диклофенак уколы можно ли пить алкоголь

Ксения выросла в Сибири. Когда она впервые начала ограничивать себя в еде, родители «возмущались и ругались». В 42 килограмма девушка врала им, что весит на 10 килограммов больше, потому что хотела похудеть еще. Она не знает, сколько хотела весить: «Мне просто нужно было, чтобы уменьшалась цифра на весах». Впервые она сорвалась на мороженом: попробовала «один рожок» и в итоге съела несколько килограммов пломбира, шоколада, конфет и печенья. Так начались приступы переедания. Через какое-то время Ксения переехала в Москву учиться и за два месяца набрала 20 килограммов.

Когда Ксения поняла, что не справится сама, она стала искать помощь. Нашла Центр изучения расстройств пищевого поведения и убедила родителей устроить ее в стационар. Правда, ложилась она туда трижды: первые два раза «болезнь побеждала» и девушка уходила через десять дней, возвращаясь к похудениям и перееданиям. На третий раз она осталась в ЦИРПП на полтора месяца, и это помогло. Уже около года Ксения ест все что хочет. Без срывов, но и без запретов. Какой у нее сейчас вес, она не знает. «Я не взвешивалась очень давно, — говорит она. — Нет такой потребности».

«Болен — иди к врачу!»

Наташа тоже не знает, сколько она весит. У нее дома нет ни весов, ни сантиметра. Но по другой причине: ей страшно узнавать эти цифры. Наташа настолько боится растолстеть, что иногда в зачатке рвет отношения с мужчинами: «Партнер питается как человек со здоровой самооценкой и хочет накормить меня. А мне лучше быть одной, чем расползтись киселем в отношениях».

Наташа тоже то сидела на яблоках и йогуртах, то отъедалась пиццей и шоколадом, и так — 14 лет. Недавно ей поставили диагноз — биполярное аффективное расстройство. Как правило, при нем чередуются состояния депрессии и мании (в мании человек испытывает возбуждение и приливы энергии). Наташа говорит, что в периоды депрессии она много ест и спит, а в периоды мании — худеет, потому что энергии и без еды в избытке. Сейчас врач назначил ей препараты, и компульсивы прекратились.

Как объясняет Анна Коршунова, исследования показывают, что некоторые формы биполярного расстройства и правда проявляются перееданиями. Правда, у Наташи есть еще и характерное для людей с РПП неприятие собственного тела: «Иногда мне хочется содрать с себя свое тело, как колготки. Избавиться от него. Оно какое-то чужеродное».

Если вы ненавидите свое тело, а еда стала для вас чем-то куда большим, чем еда, не надо гадать, что происходит именно с вами. «Болен — иди к врачу! — говорит Анна Коршунова. — Любой врач-психиатр лучше, чем «я сама что-то посмотрю, почитаю».

Правильное лечение РПП — это сочетание работы психиатра, психотерапевта, диетолога и терапевта-реаниматолога (потому что на запущенных стадиях могут быть разные осложнения). До недавнего времени ЦИРПП был единственным в России местом, где работала такая система. Но это — частное, а значит, платное учреждение, и лечиться здесь может позволить себе не каждый. В феврале этого года в Москве на базе ПКБ №1 им. Н.А. Алексеева открылся первый в нашей стране государственный центр для лечения таких расстройств. Для москвичей он бесплатный, для жителей регионов — нет. «Мы надеемся, что со временем у нас будут открываться филиалы, — говорит заведующая клиникой врач-психиатр Людмила Сатьянова. — Нам звонят люди из разных регионов. Я говорю им: «Ну у вас же наверняка есть какие-то центры?» И все отвечают: «Нет!»

Боязнь полноты может быть нехорошим симптомом.

Нервная булимия — одно из самых распространённых расстройств пищевого поведения. Вместе с анорексией она ежегодно убивает Eating Disorder Statistics больше людей, чем любой другой вид психических заболеваний.

Каждые 62 минуты как минимум один человек умирает от последствий расстройств пищевого поведения.

Чтобы не пропустить развитие этого психического заболевания, важно знать его в лицо.

Что такое булимия

Термин булимия происходит от двух греческих слов, которые переводятся как «бык» и «голод». «Бычий голод» — нечто неукротимое, отчаянная тяга к пище, желание быстрее набить желудок всей едой, которая только окажется рядом. В этом и заключается суть нервной булимии Bulimia nervosa .

Страдающий этим заболеванием человек регулярно теряет контроль над аппетитом и чудовищно переедает. Осознавая это, он стремится избавиться от проглоченной пищи: в ход идут искусственно вызываемая рвота, клизмы, применение слабительных и мочегонных средств, попытки на некоторое время сесть на чрезмерно жёсткую диету. Однако приступы обжорства повторяются снова и снова.

Последствия Bulimia nervosa могут быть разными, вплоть до самых тяжёлых:

  1. Ускоренное разрушение зубной эмали из-за того, что в рот регулярно попадает желудочная кислота.
  2. Кариес и потеря зубов.
  3. Отёки и болезненность слюнных желёз из-за многократной рвоты.
  4. Язва желудка.
  5. Разрывы желудка и пищевода.
  6. Проблемы с дефекацией. Организм привыкает к клизмам и не справляется с выводом продуктов жизнедеятельности сам.
  7. Обезвоживание со всеми его последствиями.
  8. Аритмия.
  9. Повышенный риск сердечных приступов.
  10. Снижение либидо (сексуального влечения).
  11. Потеря интереса к жизни, суицидальные наклонности.

Как распознать булимию

Сделать это не так легко, как в случае анорексии. Если анорексик, как правило, выглядит чрезмерно истощённым, то жертвы булимии в большинстве случаев имеют нормальный вес.

Предположить нервную булимию часто можно лишь по косвенным симптомам:

  1. Чрезмерная озабоченность собственным весом и внешним видом.
  2. Отчётливое пренебрежение к полным людям. Тому, кто страдает булимией, лишний вес кажется позором, признаком низкого социального статуса, чем-то неприятным и заразным.
  3. Повторяющееся обжорство. Иногда жертва булимии съедает немыслимые объёмы пищи.
  4. В промежутках — попытки сесть на диету, отказ от некоторых продуктов, энергичные занятия в спортзале.
  5. Любовь к слабительным средствам, мочегонным напиткам, продуктам для похудения.
  6. Стремление уйти в ванную или туалет сразу после приёма пищи.
  7. Красные глаза. Когда искусственно вызывается рвота, сосуды перенапрягаются, капилляры лопаются.
  8. Проблемы с зубами: они болят, разрушаются и выпадают.
  9. Жалобы на боли в горле: результат всё той же рвоты.
  10. Изжога, расстройства желудка, вздутие живота.
  11. Нерегулярные месячные.
  12. Перепады настроения.

Каждый из этих признаков по отдельности ещё не повод беспокоиться. Но если вы насчитали хотя бы 5–6 из них, это опасный сигнал.

Как лечить булимию

Как можно скорее. Чем раньше обратиться к психотерапевту, тем проще будет преодолеть расстройство.

Психотерапевт поможет скорректировать пищевое поведение. А при необходимости пропишет антидепрессанты либо другие препараты, которые облегчат контроль над голодом.

Возможно, понадобятся и консультации диетолога. Он научит считать калории и выбирать здоровую пищу. А это избавит пациента от страха набрать лишние кило.

К сожалению, булимия — то состояние, с которым нелегко распрощаться. Нередко бывает так, что, даже вылечившись, люди время от времени возвращаются к старым привычкам. И лишь благодаря силе воли снова начинают правильно питаться.

Каковы причины булимии и как её предотвратить

Почему развивается это расстройство, учёные пока не знают. Скорее всего, роль играют сразу несколько факторов:

  1. Неудовлетворённость собственным телом.
  2. Низкая самооценка. К слову, она же запускает анорексию.
  3. Возможно, наследственность. Булимией нередко страдают сразу несколько членов одной семьи, поэтому физиологи не исключают генетической предрасположенности.

Чтобы не допустить развитие пищевого расстройства, важно учиться любить себя. Принимать своё тело. Чаще всего булимия начинается со стрессов, обид и снижения самооценки. В такие моменты очень важна семейная и дружеская поддержка. Не оставляйте близких людей в одиночестве и не стесняйтесь обратиться за помощью и ободрением сами. Это лучший способ профилактики психических расстройств.

Ссылка на основную публикацию
Что делать если кровит геморрой при беременности
Что делать, если геморрой при беременности кровит? Такой симптом, несомненно, испугает каждого, и особенно будущую мать. Ведь в период вынашивания...
Что будет если глотнуть перекись водорода
Что будет, если выпить перекись водорода? Если интерес праздный, то лучший ответ на этот вопрос: «Не стоит ее вообще пить,...
Что будет если есть чеснок натощак
На протяжении многих веков чеснок демонстрировал людям свою удивительную силу при борьбе с различными заболеваниями. Овощ обладает немалым количеством полезных...
Что делать если маленькие ногти
Тонкости маникюра на маленькие ногти Длина ногтевых пластин заложена в нас природой. В процессе нашей деятельности она может немножко меняться,...
Adblock detector